+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 111.5 закона о банкротстве

Информация о блоге

Рассматриваем вопросы, которые ещё не разбирались в ВАС РФ 🙂

Ответственность руководителя должника п.5 статьи 10 Закона о банкротстве

Сокрытие документов бухгалтерского учета в настоящее время стало довольно популярной мерой среди «грязных» банкротств.

Простейший пример: два общества заключают между собой договоры займа и по ним перечисляются крупные суммы. В дальнейшем составляется соглашение о зачете взаимных требований, суммы займов гасятся. В случае банкротства одного из обществ такие соглашения можно просто не передавать конкурсному управляющему, создавая огромную дебиторскую задолженность в нужную сторону.

Статья 195 УК РФ в данном случае практически не действует. По крайней мере я не встречал в своей практике возбужденного уголовного дела, окончившегося приговором, за то, что руководитель уничтожил документацию. Бездействие полиции/милиции в подобных случаях оставим на совести господина Нургалиева.

Рассмотрим основные понятия:
бухгалтерская отчетность — единая система данных об имущественном и финансовом положении организации и о результатах ее хозяйственной деятельности, составляемая на основе данных бухгалтерского учета по установленным формам. (статья 2, Федеральный закон от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

Бухгалтерская отчетность немыслима без первичных учетных документов. Понятие и состав раскрываются в статье 9 ФЗ «О бухгалтерском учете». На основании первичных учетных документов ведутся регистры бухгалтерского учета (статья 10 ФЗ «О бухгалтерском учете»).

Ответственность за организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители организаций (п.1 статьи 6, Федеральный закон от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

Статья 50 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» устанавливает перечень документов, которые обязано хранить общество, причем абзац 12 пункта 1 указанной статьи является бланкетным и отсылает нас в том числе к статье 17 ФЗ «О бухгалтерском учете».

Подобные положения закреплены в статьях 88, 89 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

Таким образом, невыполнение обязанности передать документы бухгалтерского учета и (или) отчетности должника ведет к невозможности установить сущность хозяйственных операций, содержание договоров, предъявить требования к дебиторам или возразить на требования кредиторов, установить состав имущества должника и т.д.

Справедливо, что виновное в этом лицо будет нести солидарную ответственность перед кредиторами.

Однако суды не спешат применять данную санкцию к недобросовестным руководителям должника.
Так, существует обширная практика отказов, мотивированных следующим образом:

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа высказался следующим образом:

Такой подход, по моему мнению, является единственно верным.

Попытка судов притянуть «за уши» Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 № 6/8, выглядит неуместной, так как основания ответственности в рассматриваемых случаях различны.

Видимо, ясность с решением рассматриваемой проблемы мы получим лишь от ВАСа.

Жаль, что эксперты игнорируют наш блог и не высказываются по волнующим вопросам.

Обзор практики применения Арбитражным судом Московского округа положений ст. 10 Закона о банкротстве за январь-апрель 2015

Руководитель привлечен к субсидиарной ответственности за не передачу документации временному управляющему п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в редакции Закона N 73-ФЗ от 28.04.2009). Судебные акты оставлены без изменений.

Постановлением мирового судьи установлен факт незаконного воспрепятствования руководителя деятельности конкурсного управляющего, в том числе уклонение или отказ от передачи конкурсному управляющему документов, необходимых для исполнения возложенных на него обязанностей, или имущества, принадлежащего должнику.

Согласно выписке из расчетного счета должника, им был приобретен земельный участок (его приобретение Борисов П.И. не отрицает), офисная мебель, компамосс», однако Борисов П.И. не передал арбитражным управляющим документы бухгалтерского учета и отчетности, отражающие сведения об этом имуществе и основаниях его приобретения. Ввиду отсутствия документов не представилось возможным возвратить имущество в конкурсную массу или взыскать денежные средства, если расчеты за имущество покупателями не произведены.

Суд указал, что бывший руководитель документы не передал и не представил доказательств принятия мер к восстановлению документов.

Конусным кредитором было подано заявление о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 2, 4 и 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в редакции Закона N 73-ФЗ от 28.04.2009).

Суды первых двух инстанция отказали в удовлетворении заявления отказали, дело было направлено в первую инстанцию со следующей мотивировкой.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности было мотивировано совершением подозрительной сделки, не отражением в бухгалтерском балансе задолженности перед кредитором, нарушением обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве должника.

Ответчик возражал против удовлетворения заявления, указывая, что он не был последнем руководителем должника, что его сменил новый руководитель, который пропал со всеми документами. Суд указал, что ответчик (вероятно в том числе как и единственный участник должника), должен был принять меры к восстановлению документов.

Также суд указал на необходимость установления момента образования задолженности у должника, чтобы определить кто из руководителей должен был отразить ее в бухгалтерской отчетности — ответчик или последующий руководитель. Кроме того, суд попросил дать оценку реализации дебиторской задолженности на кануне подачи заявления о признании должника банкротом по заниженной стоимости.

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в редакции Закона N 73-ФЗ от 28.04.2009), поскольку бывшими руководителя не переданы документы конкурсному управляющему, что привело к невозможности оспариванию сделок, взысканию дебиторской задолженности.

Конкурсный управляющий обосновывал свое заявление следующим. Документы переданы не были, поэтому он не смог взыскать часть дебиторской задолженности, сроки исковой давности на взыскание которой истекли уже в конкурсном производстве, поэтому если бы документы были переданы в срок, то он смог бы взыскать дебиторскую задолженность. Кроме того, часть дебиторской задолженности, отраженной в бухгалтерской отчетности, не подтверждалась первичными документами.

Суд кассационной инстанции указал, что без выяснения обстоятельств расчетов с дебиторами и кредиторами не представляется возможным сделать правильный вывод о вине ответчиков и причинно-следственной связи между их бездействием и наступившими последствиями в виде невозможности удовлетворения требований кредиторов.

В данном случае необходимо более полное изучение структуры и оснований дебиторской задолженности, поскольку часть дебиторской задолженности не была взыскана не только в связи с отсутствием у общества документов, подтверждающих ее наличие, но и ввиду недоказанности реального оказания услуг или их объема, данное обстоятельство установлено соответствующим решением суда. Суд отметил, что в апелляционной инстанции не проверялось, могла ли передача конкурсному управляющему документов по неудовлетворенным требованиям общества повлиять на формирование конкурсной массы.

Также суд разъяснил, что ссылка на истечение срока исковой давности лишена документального и правового основания, так как о применении срока давности в силу положений пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса может быть заявлено только стороной при рассмотрении спора, и в деле отсутствуют доказательства такого заявления.

Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Конкурсный управляющий просил привлечь бывшего руководителя к субсидиарной ответственности по основаниями предусмотренным п. 2 и 4 ст. 10 Закона о банкротстве — нарушение обязанности по подачи заявления о банкротстве, не передача документов конкурсному управляющему.

В удовлетворении заявления отказано, поскольку на момент признания должника банкротом, как и на момент введения процедуры наблюдения Корнев К.И. уже не являлся руководителем должника, в связи с чем у него не возникла обязанность по передаче конкурсному управляющему документации должника, а после увольнения Корнева К.И. руководителями должника были Мясоедов А.Е. и с 11.04.2011 Неред А.М.

Также в течение времени нахождения ответчика на должности генерального директора Закон о банкротстве не предусматривал обязанности при наличии признаков неплатежеспособности обратится в суд с заявлением должника о банкротстве

Установив обстоятельства объективного отсутствия у должника какого-либо имущества, суды пришли к обоснованным выводам о том, что невозможность формирования конкурсной массы и погашения требований кредиторов не является следствием не передачи бывшим генеральным директором должника документов конкурсному управляющему, в связи с чем отказали в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о привлечении Ковача Ю.Б. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Руководитель должника привлечен к субсидиарной ответственности по п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в редакции Закона N 73-ФЗ от 28.04.2009).

Конкурсный управляющий сослался на то, что Тупицын В.А., являвшийся руководителем должника в период с 21.08.2008 по 10.09.2009, не исполнил обязанность по сдаче в налоговый орган бухгалтерской отчетности должника, не обеспечил надлежащую сохранность документов по деятельности организации, что привело к невозможности взыскания дебиторской задолженности и неудовлетворению требований кредиторов.

Так, судами установлено, что Тупицын. В.А. являлся генеральным директором должника в период с 21.08.2008 по 10.09.2009.

В соответствии с бухгалтерским балансом за 6 месяцев 2009 года должник обладал достаточными средствами для удовлетворения всех требований, включенных в реестр требований кредиторов.

Вместе с тем Тупицын В.А. задолженность перед кредиторами не погасил, первичные документы, подтверждающие дебиторскую задолженность, а также права на основные средства, на товарно-материальные ценности (запасы, готовая продукция и др.) арбитражному управляющему не передал.

Ответчик не был руководителем должника на момент признания компании банкротом, но не представил доказательств передачи документов и активов должника новому руководителю.

Ссылка заявителя на изъятие документации в ходе уголовного дела признана несостоятельной, поскольку согласно материалам настоящего дела, в ходе расследования уголовного дела у общества документы по активам общества и документы, подтверждающие дебиторскую задолженность, не изымались, в качестве вещественных доказательств к уголовному делу не приобщались.

Бывший руководитель должника и бывший председатель ликвидационной комиссии были привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам должника на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

Судом установлено, что ответчиками надлежащим образом не велась бухгалтерская отчетность, а также что бывший руководитель должника не действовал добросовестно и разумно осуществляя взыскание дебиторской задолженности, в частности, должником в нарушение правовых норм не представлено достаточно доказательств того, что его имущественное положение не позволяет уплатить государственную пошлину, исковое было подписано при отсутствии надлежащих полномочий на подписание иска, так как в этот момент уже был назначен ликвидатор,

При указанных обстоятельствах само по себе предъявление исков к ООО «НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ» или к TV Skyline film GmbH не может свидетельствовать о добросовестности и разумности действий Фартукова М.И. и Нефедьева Н.Н., направленных на защиту прав и имущественных интересов Должника, устранение условий и обстоятельств, способствовавших причинению убытков в результате уклонения от получения и возврата в пользу Должника оборудования.

Кроме того, конкурсному управляющему не была передана все документация должника.

Конкурсный управляющий просил привлечь бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в редакции Закона N 73-ФЗ от 28.04.2009). Суд направил дело на рассмотрение в суд первой инстанции указав на необходимость проверки довода ответчика о передачи документации новому руководителю, а также суд просил проверить обстоятельства, влияющие на размер субсидиарной ответственности лица, подлежащего привлечению к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, обсудив вопрос о целесообразности приостановления производства по заявлению конкурсного управляющего по правилам абзаца шестого пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве.

Подано заявление о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности за нарушение обязанности по подаче заявления о банкротстве, так как должник отвечал признакам неплатежеспособности, поскольку должник прекратил исполнения обязательств перед одним кредитором.

Суды установили, что, несмотря на просрочку исполнения обязательств перед ЗАО «Сургутнефтегазбанк» должник в период, когда его руководителем был Чагин С.В., продолжал вести хозяйственную деятельность и располагал имуществом, достаточным для удовлетворения его требований, а также выполнял свои обязанности по другим кредитным договорам, а также приняли во внимание, что задолженность, ставшая основанием для возбуждения производства по делу о банкротстве, возникла после того, как Чагин С.В. перестал осуществлять функции единоличного исполнительного органа ООО «Лизинговая компания «Развитие».

Это интересно:  Статья 14.51 КоАП РФ. Нарушение законодательства Российской Федерации о туристской деятельности

Таким образом, был сделан вывод об отсутствии у должника на тот момент признаков неплатежеспособности. В удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности отказано.

Конкурсный управляющий просил привлечь бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в редакции Закона N 73-ФЗ от 28.04.2009), суды первых двух инстанций указали, что факт не представления руководителем должника конкурсному управляющему документов бухгалтерской отчетности и иной документации сам по себе не может быть положен в обоснование удовлетворения заявленных требований, в том числе в связи с отсутствием доказательств виновности действий бывшего руководителя должника, а также причинно-следственной связи между его действиями и неплатежеспособностью должника.

Суд кассационной инстанции не согласился с такими выводами, отметив, что ни суд первой, ни суд апелляционной инстанции не указали в судебных актах мотивы по которым они отклонили представленные конкурсным управляющим ООО «Инвестстрой» и находящиеся в материалах дела доказательства (листы дела 8-25) свидетельствующие о совершении Даньковым С.Ф. виновных действий в связи с не передачей в силу Закона о банкротстве и в рамках исполнительного производства бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему и введения его в заблуждение относительно нахождения имущества должника.

Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Конкурсный управляющий подал заявление о привлечении руководителя должника к субсидиарной отвественности в соответствии с п. 2 и 5 Закона о банкротстве (в редакции Закона N 73-ФЗ от 28.04.2009). В удовлетворении заявления было отказано.

Суды указали, что отсутствие передачи документации также само по себе не может являться основанием для привлечения к субсидиарной ответственности при отсутствии доказательств, что такое бездействие повлекло убытки в виде невозможности пополнения конкурсной массы.

Доказательства того, что документы бухгалтерского учета и отчетности к моменту принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении не представлены, так же как и доказательства того, что бухгалтерская отчетность была искажена.

Конкурсным управляющим не доказана причинно-следственная связь между неподачей заявления о банкротстве контролирующим лицом должника и банкротством должника, вина руководителей должника в не совершении действий по подаче заявления о банкротстве.

Неисполнение должником решения Арбитражного суда Кировской области от 25 ноября 2011 года о взыскании задолженности в пользу кредитора не является бесспорным доказательством наличия этих признаков, так как могло быть вызвано и другими причинами.

Судебные акты оставлены без изменений.

Конкурсным управляющим также было заявлено ходатайство о приостановлении рассмотрения заявления о привлечении муниципального образования к субсидиарной ответственности в части определения размера ответственности до окончания расчетов с кредиторами МУП «УКЖКХ». Кроме того, заявитель просил признать установленным наличие обстоятельств, являющихся основанием для привлечения Администрации Серпуховского района к субсидиарной ответственности по обязательствам МУП «УКЖКХ».

Производство по делу о привлечении к субсидиарной ответственности приостановлено, в соответствии с абзацем 6 пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве, до окончания расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.

Конкурсный управляющий настаивал, что суд должен рассмотреть дело по существу и установить всех имеющих значение для дела фактов, помимо размера субсидиарной ответственности.

Судебные акты оставлены без изменений, при этом суд кассационной инстанции разъяснил, что довод заявителя о том, что в рассматриваемом случае суд в соответствии с абзацем 6 пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве должен был приостановить рассмотрение заявления только после установления всех иных имеющих значение фактов, подлежит отклонению, так как субсидиарная ответственность указанных в пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве лиц по обязательствам должника может быть возложена на них при недостаточности имущества должника (пункт 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Следовательно, до полного выявления конкурсным управляющим имущества предприятия и формирования конкурсной массы не может быть определено и наличие оснований для применения субсидиарной ответственности.

Суд отказал в привлечении физического лица Маилова С.Г. к субсидиарной ответственности по обязательствам ИП Маилова С.Г.

Кассационная инстанция разъяснила, что правильно определив правовую природу субсидиарной ответственности, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в привлечении Маилова С.Г., признанного банкротом как индивидуального предпринимателя, к субсидиарной ответственности по собственным долгам.

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

Суд первой инстанции, ранее отказав в удовлетворении ходатайства конкурсного управляющего о приостановлении производства по настоящему обособленному спору, указал, что заявление о привлечении Николаева В.С. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника является преждевременным, поскольку судом рассмотрены не все требования кредиторов ООО «Попутный ветер кино».

Суд апелляционной инстанции, оставляя определение без изменения, пришел к выводу о недоказанности конкурсным управляющим должника вины бывшего руководителя должника в непередаче документов, указав, что в материалы дела не представлены доказательства получения Николаевым В.С. запроса об их предоставлении.

Суд кассационной инстанции отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, разъяснив, что бремя доказывания добросовестности и разумности действий контролирующих должника лиц возлагается на этих лиц, поскольку причинение ими вреда кредиторам презюмируется. Конкурсный управляющий не обязан доказывать их вину в силу общих принципов гражданско-правовой ответственности (пункт 2 статьи 401, пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Между тем, суд апелляционной инстанции, неправильно распределив бремя доказывания, возложил обязанность доказывания факта наличия вины Николаева В.С. на конкурсного управляющего должника, вследствие чего доводы заявления не получили надлежащей правовой оценки.

Кроме того, вывод суда первой инстанции о преждевременности обращения конкурсного управляющего с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности также не соответствует закону.

Суд кассационной инстанции разъяснил, что при отсутствии объективной возможности определения размера ответственности бывшего руководителя, суду первой инстанции надлежало приостановить рассмотрение заявления, а не отказывать в его удовлетворении по этому основанию, в силу абз. 6 п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве.

О СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ КОМПАНИИ-БАНКРОТА, ПРЕДУСМОТРЕННОЙ П. 5 СТ. 10 ЗАКОНА О БАНКРОТСТВЕ

О СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ КОМПАНИИ-БАНКРОТА, ПРЕДУСМОТРЕННОЙ П. 5 СТ. 10 ЗАКОНА О БАНКРОТСТВЕ

Суть спора

Решением арбитражного суда ООО «Торговый Дом «Вега» (далее — общество) признано несостоятельным (банкротом). В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий на основании Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя общества к субсидиарной ответственности по обязательствам общества в определенном денежном размере.

Данное требование было основано на том, что руководитель компании-должника не в полном объеме передал конкурсному управляющему документы бухгалтерского учета и отчетности общества за определенный период.

При рассмотрении настоящего дела перед судами возникли вопросы об условиях (основаниях) привлечения к субсидиарной ответственности руководителя компании-должника по обязательствам общества в порядкеп. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, а также о субъекте, на котором лежит бремя доказывания оснований для привлечения к указанной ответственности.

Вопрос об условиях (основаниях) привлечения к субсидиарной
ответственности руководителя компании-должника
по обязательствам общества в порядке
п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве

В абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ содержится общая норма о возможности привлечения к субсидиарной ответственности учредителей (участников), собственников имущества юридического лица или других лиц по обязательствам этого лица, если те имеют право давать обязательные для этого лица указания либо имеют возможность иным образом определять его действия.

Приведенная норма была разъяснена в п. 22 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 6/8), согласно которому лица, указанные в абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.

В то же время в соответствии с п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

Ответственность руководителя должника в силу данной нормы возникает при неисполнении им обязанности по организации хранения бухгалтерской документации и при отражении в бухгалтерской отчетности неполной либо недостоверной информации, которые влекут за собой невозможность формирования конкурсным управляющим конкурсной массы или ее формирование не в полном объеме и, как следствие, неудовлетворение требований кредиторов.

В настоящее время в практике арбитражных судов существует несколько позиций, касающихся условий (оснований) для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве.

Первая позиция выражается в том, что нормы п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве и п. 3 ст. 56 ГК РФ имеют одну правовую природу. Исходя из этого, арбитражные суды при разрешении вопроса о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности руководствуются разъяснениями, данными в п. 22 Постановления N 6/8, и в качестве необходимых условий для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на руководителя называют:

— наличие причинно-следственной связи между использованием руководителем должника своих прав и (или) возможностей в отношении должника и действиями должника, повлекшими его несостоятельность (банкротство);

— наличие вины руководителя должника;

— недостаточность имущества юридического лица — должника для расчетов с кредиторами.

Противоположная позиция по вопросу применения п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве заключается в том, что названная норма устанавливает новый, самостоятельный юридический состав для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по долгам юридического лица — должника. Поэтому для решения арбитражным судом вопроса о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, не требуется установления обстоятельств, необходимых для решения вопроса о взыскании убытков, а именно:

— факта совершения руководителем должника действий или дачи обязательных для должника указаний, приведших к его банкротству, как это предусмотрено п. 3 ст. 56 ГК РФ;

— причинно-следственной связи между использованием руководителем должника своих прав и (или) возможностей в отношении должника и действиями должника, повлекшими его несостоятельность (банкротство);

— противоправности действий руководителя должника.

Из приведенных судебных актов также следует, что бремя доказывания оснований для применения п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве лежит на конкурсном управляющем, как на истце.

Следует отметить, что последний подход был полностью поддержан Президиумом ВАС РФ в рассматриваемом Постановлении.

Выводы судов нижестоящих инстанций

Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления конкурсному управляющему было отказано, что было поддержано судами апелляционной и кассационной инстанций. Суд первой инстанции, основываясь на п. 3 ст. 56 ГК РФ, п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, исходил из недоказанности конкурсным управляющим обстоятельств, свидетельствующих о том, что бывший руководитель компании-должника своими действиями довел общество до банкротства. Суды апелляционной и кассационной инстанций, согласившись с этим, дополнительно сослались на разъяснения, содержащиеся в п. 22 Постановления N 6/8, содержание которого было изложено выше.

Правовая аргументация, содержащаяся в данном Определении, в целом была воспринята Президиумом ВАС РФ, поэтому в настоящем разделе не приводится.

Обращаем внимание, что Определение ВАС РФ является процессуальным актом и не содержит правовой позиции ВАС РФ, поскольку в нем не разрешается спор по существу.

Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ

Президиум ВАС РФ принятые по данному делу судебные акты нижестоящих судов отменил и передал дело на рассмотрение в суд первой инстанции. При этом Президиум ВАС РФ сформулировал следующие правовые позиции, которые можно классифицировать следующим образом.

Это интересно:  Статья 1216.1 ГК РФ. Право, подлежащее применению к переходу прав кредитора к другому лицу на основании закона

А. Порядок применения судами нормы п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве в качестве самостоятельного вида субсидиарной ответственности руководителя юридического лица — должника

1. Субсидиарная ответственность руководителя компании по обязательствам компании при ее банкротстве, предусмотренная п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, является самостоятельным видом субсидиарной ответственности, в связи с чем она наступает независимо от того, привели ли действия или указания руководителя компании к несостоятельности (банкротству) компании по смыслу нормы, изложенной в абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

2. Норма п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве может быть применена только по отношению к определенному субъекту и только при наличии определенных данной нормой оснований привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица. Следовательно, разъяснения по вопросу применения п. 3 ст. 56 ГК РФ, содержащиеся в абз. 1 п. 22 Постановления N 6/8, не могут учитываться арбитражными судами при привлечении к ответственности в соответствии с данной нормой.

Президиум ВАС РФ также обратил внимание на то, что ответственность, предусмотренная п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, является гражданско-правовой и при ее применении должны учитываться общие положения гл. 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве.

Б. Целевая направленность ответственности, предусмотренной п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве

1. Ответственность, предусмотренная п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, направлена на обеспечение надлежащего исполнения руководителем компании-должника обязанностей:

— по ведению бухгалтерского учета и хранению документов бухгалтерского учета, соблюдению законодательства при выполнении хозяйственных операций, по организации хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности (п. 1 ст. 6, п. 3 ст. 17 Закона о бухгалтерском учете N 129-ФЗ);

— по предоставлению арбитражному управляющему бухгалтерской документации (п. 3.2 ст. 64, п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве).

Кроме того, ответственность, предусмотренная п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, направлена на защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, через реализацию возможности сформировать конкурсную массу должника, в том числе путем предъявления к третьим лицам исков о взыскании долга, об исполнении обязательств, возврате имущества должника из чужого незаконного владения и оспаривания сделок должника.

Обращаем внимание на то, что Закон о бухгалтерском учете N 129-ФЗ с 1 января 2013 г. утратил силу в связи с принятием нового Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ. Нормы, сходные с вышеприведенными, содержатся в ст. 7, ч. 3 ст. 29 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ.

В. Обязательные элементы состава правонарушения, предусмотренного п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве

1. Президиум ВАС РФ указал, что при разрешении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя компании-должника по обязательствам компании-должника при ее банкротстве на основании п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве арбитражными судами должна быть установлена:

— объективная сторона правонарушения, связанная с установлением факта неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации;

— субъективная сторона правонарушения, включающая в себя вину субъекта ответственности. Так, должно быть установлено, принял ли руководитель компании-должника все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации, проявил ли ту степень заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота. В силу п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности;

— причинно-следственная связь между отсутствием документации (отсутствием в ней информации или ее искажением) и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

2. Факт принятия мер для надлежащего исполнения субъектом ответственности вышеуказанных обязанностей и проявления заботливости и осмотрительности может быть установлен через выяснение судом обстоятельств того, «каким образом обеспечивалась сохранность документации; какие меры принимались лицом для восстановления документации в случае ее гибели, если таковая имела место по не зависящим от него основаниям; явилась ли гибель документации следствием ненадлежащего ее хранения либо совершением лицом иных действий без должной заботы и осмотрительности».

Г. Определение надлежащего субъекта ответственности по правонарушению, предусмотренному п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве

1. Применительно к рассматриваемому спору Президиум ВАС РФ отметил, что для определения надлежащего субъекта ответственности судам следовало:

— исследовать вопрос о сроке исполнения бывшим руководителем компании-должника обязанностей руководителя (имело ли данное лицо в указанный срок возможность составить или восстановить документацию должника);

— решить вопрос о привлечении к ответственности прежнего руководителя, не передавшего необходимую документацию (или передавшего ее в неполном объеме) бывшему руководителю компании-должника на момент введения процедуры наблюдения или признания должника банкротом;

— определить размер ответственности каждого из лиц, исполнявших обязанности руководителя компании-должника.

2. Ответственность, установленная п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, наступает независимо от используемой юридическим лицом системы налогообложения. В частности, исходя из ст. 346.24 НК РФ, к данному виду ответственности может быть привлечен руководитель юридического лица, применяющего упрощенную систему налогообложения, в силу его обязанности по ведению и хранению книги учета доходов и расходов, ведению учета основных средств и нематериальных активов, хранению первичных учетных документов.

Д. Размер субсидиарной ответственности руководителя юридического лица по его обязательствам при банкротстве на основании п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве

Исходя из абз. 2 п. 8 ст. 10 Закона о банкротстве субсидиарная ответственность, предусмотренная п. 5 ст. 10 данного Закона, устанавливается в размере неудовлетворенных требований, включенных в реестр требований кредиторов должника из числа требований, предъявленных кредиторами до закрытия реестра, и неудовлетворенных текущих требований. Однако если привлекаемое к ответственности лицо докажет, что размер вреда, причиненного им имущественным правам кредиторов отсутствием документации (отсутствием в ней информации или ее искажением), существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению, то суд вправе уменьшить размер ответственности такого лица на основании абз. 1 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

Президиум ВАС РФ указал, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, которое расходится с толкованием, содержащимся в рассматриваемом Постановлении, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.

Следует отметить, что в силу п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 N 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам» это указывает на придание данной правовой позиции Президиума ВАС РФ обратной силы.

В связи с этим рассматриваемое Постановление Президиума ВАС РФ является основанием для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам.

Статья 111.5 закона о банкротстве

После введение в действие Федерального закона №73-ФЗ от 28.04.2009г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» перечень оснований для привлечения руководителей и контролирующих лиц к субсидиарной ответственности был серьезно расширен. Указанным законом был существенно скорректирован процессуальный порядок подачи заявлений о привлечении лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия- банкрота.

Вводя Законом №73-ФЗ новый порядок рассмотрения споров о привлечении лиц к субсидиарной ответственности в рамках процедуры банкротства должника, Законодатель четко обозначил тенденцию, направленную на передачу разрешения споров, так или иначе связанных с предприятием-банкротом, непосредственно судебным составом, ведущим дело о банкротстве должника. Пунктом 6 Статьей 10 Закона о банкротстве рассмотрение споров о привлечении руководителя предприятия-должника и/или контролирующий должника лиц отнесено к компетенции судебного состава, ведущего дело о банкротстве предприятия-должника.

Пунктом 5 ст.129 и пунктом 12 ст.142 Закона о банкротстве в качестве лица, имеющего право на подачу заявлений о привлечении лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, определен конкурсный управляющий должника. При этом следует отметить, что Законодатель в очередной раз в Законе не дал четкого определения, должен ли конкурсный управляющий подавать подобного рода иски от своего лица, либо действовать от лица должника.

В этой связи представляется корректным определить в качестве заявителя по подобного рода заявлениям конкурсного управляющего должника. Сразу хочется оговориться, что возможные меры противодействия привлекаемых лиц, выражающиеся во взыскании непосредственно с конкурсного управляющего судебных издержек при рассмотрении исков о привлечении лиц к субсидиарной ответственности непосредственно за счет имущества конкурсного управляющего, не имеют под собой каких-либо правовых оснований в силу положений ст.59 Закона о банкротстве и положений Постановления Пленума ВАС РФ №91 .

Практика взыскания задолженности с недобросовестных предприятий-банкротов указывает на тот факт, что самым распространенным способом уклонения от оплаты задолженности такими должниками и лицами, их контролирующими, является формальная смена руководства должника на иного руководителя или ликвидатора при добровольной ликвидации , и уничтожение имеющейся первичной документации.

До введения в действие Закона №73-ФЗ подобного рода проблемы для кредиторов могли быть разрешены исключительно в уголовно-правовой плоскости (ст.195 УК РФ). Однако по разного рода причинам привлечь к ответственности руководителя должника и, тем самым установить его вину в причинении ущерба кредиторам, было крайне сложно. Ситуация в уголовно-правовой плоскости на данный момент кардинально не изменилась.

В этой связи крайне важное значение приобретают внесенные Законом №73-ФЗ изменения в статью 10 Закона о банкротстве. В частности, указанным Законом перечень оснований для привлечения недобросовестного руководителя предприятия-должника к субсидиарной ответственности дополнен, на мой взгляд, совершенно новым самостоятельным юридическим составом.

Речь идет о пункте 5 ст.10 Закона о банкротстве, который определяет, что руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

Исходя из буквального толкования текста изложенного пункта Закона напрашивается один вывод: руководитель предприятия-должника не обеспечивший сохранность первичных бухгалтерских и финансово-хозяйственных документов может быть привлечен по обязательствам предприятия- должника, если не докажет, что передача документации должника конкурсному управляющему невозможна по независящим от него причинам. Иными словами, при непередаче документации конкурсному управляющему, вина руководителя должника презумируется.

К сожалению, в большинстве случаев судебная практика о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктом 5 ст.10 Закона о банкротстве идет по пути необходимости доказывания причинения убытков подобного рода действиями/бездействием руководителя в отношении первичной документации должника. Иными словами, в соответствии со ст.15, п.3 ст.56 ГК РФ арбитражные суды требуют наличия доказательств причинно-следственной связи между действиями руководителя должника и доведением предприятия- должника до банкротства.

Применение арбитражными судами пункта 5 ст.10 Закона о банкротстве как самостоятельной нормы для привлечения руководителей предприятий-должников к ответственности неминуемо приведет к возрастанию ответственности со стороны руководителей предприятий в отношении сохранности имущества и имущественных прав вверенных им предприятий, что не замедлит позитивно сказаться на общем климате хозяйственного оборота.

Статья 111.5 закона о банкротстве

Главное меню

Реестр должников

Советы по погашению

Адреса и телефоны

Статья 4. Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей

1. Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются на дату подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.

Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия арбитражным судом такого заявления и до принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, определяются на дату введения каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве и следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.

Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, определяются на дату открытия конкурсного производства.

Это интересно:  Статья 568 ГК РФ. Цены и расходы по договору мены

Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, выраженных в иностранной валюте, определяются в рублях по курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации, на дату введения каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве и следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.

В целях участия в деле о банкротстве учитываются требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения которых не наступил на дату введения наблюдения.

2. Для определения наличия признаков банкротства должника учитываются:

размер денежных обязательств, в том числе размер задолженности за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги, суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником, размер задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения, и размер задолженности, возникшей вследствие причинения вреда имуществу кредиторов, за исключением обязательств перед гражданами, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, обязательств по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, обязательств по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также обязательств перед учредителями (участниками) должника, вытекающих из такого участия;

размер обязательных платежей без учета установленных законодательством Российской Федерации штрафов (пеней) и иных финансовых санкций.

Подлежащие применению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства неустойки (штрафы, пени), проценты за просрочку платежа, убытки в виде упущенной выгоды, подлежащие возмещению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, а также иные имущественные и (или) финансовые санкции, в том числе за неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей, не учитываются при определении наличия признаков банкротства должника.

3. Размер денежных обязательств или обязательных платежей считается установленным, если он определен судом в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом.

4. В случаях, если должник оспаривает требования кредиторов, размер денежных обязательств или обязательных платежей определяется арбитражным судом в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом.

5. Требования кредиторов по обязательствам, не являющимся денежными, могут быть предъявлены в суд и рассматриваются судом, арбитражным судом в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

Статья 5. Текущие платежи

1. В целях настоящего Федерального закона под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом.

Возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ являются текущими.

2. Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур, применяемых в деле о банкротстве, не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве.

3. Удовлетворение требований кредиторов по текущим платежам в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, производится в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

4. Кредиторы по текущим платежам вправе обжаловать действия или бездействие арбитражного управляющего в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, если такие действия или бездействие нарушают их права и законные интересы.

Статья 6. Рассмотрение дел о банкротстве

1. Дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом.

2. Если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, производство по делу о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее ста тысяч рублей, к должнику — гражданину — не менее десяти тысяч рублей, а также имеются признаки банкротства, установленные статьей 3 настоящего Федерального закона.

3. Для возбуждения производства по делу о банкротстве по заявлению конкурсного кредитора, а также по заявлению уполномоченного органа по денежным обязательствам принимаются во внимание требования, подтвержденные вступившим в законную силу решением суда, арбитражного суда, третейского суда.

Требования уполномоченных органов об уплате обязательных платежей принимаются во внимание для возбуждения производства по делу о банкротстве, если такие требования подтверждены решениями налогового органа, таможенного органа о взыскании задолженности за счет денежных средств или иного имущества должника либо вступившим в законную силу решением суда или арбитражного суда.

Статья 7. Право на обращение в арбитражный суд

1. Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы.

2. Право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора, уполномоченного органа по денежным обязательствам с даты вступления в законную силу решения суда, арбитражного суда или третейского суда о взыскании с должника денежных средств.

Право на обращение в арбитражный суд возникает у уполномоченного органа по обязательным платежам по истечении тридцати дней с даты принятия решения, указанного в абзаце втором пункта 3 статьи 6 настоящего Федерального закона.

3. Частичное исполнение требований конкурсного кредитора, уполномоченного органа не является основанием для отказа арбитражным судом в принятии заявления о признании должника банкротом, если сумма неисполненных требований составляет не менее чем размер, определяемый в соответствии с пунктом 2 статьи 6 настоящего Федерального закона.

Статья 8. Право на подачу заявления должника в арбитражный суд

Должник вправе подать в арбитражный суд заявление должника в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии будет исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок.

Статья 9. Обязанность должника по подаче заявления должника в арбитражный суд

1. Руководитель должника или индивидуальный предприниматель обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если:

удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;

должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества;

настоящим Федеральным законом предусмотрены иные случаи.

2. Заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

3. В случае, если при проведении ликвидации юридическое лицо стало отвечать признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества, ликвидационная комиссия должника обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением должника в течение десяти дней с момента выявления каких-либо из указанных признаков.

Статья 10. Ответственность должника и иных лиц в деле о банкротстве

1. В случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином — должником положений настоящего Федерального закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.

2. Нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 настоящего Федерального закона.

3. В случае, если заявление должника подано должником в арбитражный суд при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме или должник не принял меры по оспариванию необоснованных требований заявителя, должник несет перед кредиторами ответственность за убытки, причиненные возбуждением производства по делу о банкротстве или необоснованным признанием требований кредиторов.

4. Контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов в результате исполнения указаний контролирующих должника лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу. Арбитражный суд вправе уменьшить размер ответственности контролирующего должника лица, если будет установлено, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине контролирующего должника лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет контролирующего должника лица, привлеченного к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Контролирующее должника лицо не отвечает за вред, причиненный имущественным правам кредиторов, если докажет, что действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

5. Руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

6. Заявление о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, рассматривается арбитражным судом в деле о банкротстве должника. Указанное заявление может быть подано в ходе конкурсного производства арбитражным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов.

Производство по делу о банкротстве не может быть прекращено до вынесения арбитражным судом определения по требованию о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности. В случае прекращения процессуальных действий по делу о банкротстве арбитражный суд по своей инициативе может приостановить производство по делу о банкротстве до вынесения определения по требованию о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности. Арбитражному управляющему не выплачивается фиксированная сумма вознаграждения за счет средств должника за период, в течение которого дело о банкротстве приостановлено в соответствии с настоящей статьей.

7. Лица, в отношении которых поданы заявления о привлечении к ответственности в соответствии с настоящим Федеральным законом, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве (права и обязанности, связанные с рассмотрением указанного заявления, включая право обжаловать судебные акты, принятые в соответствии с настоящей статьей).

8. По результатам рассмотрения заявления о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности выносится определение, которое вступает в силу немедленно.

В определении о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности указывается размер их ответственности, который применительно к случаям, предусмотренным пунктами 4 и 5 настоящей статьи, устанавливается исходя из разницы между определяемым на момент закрытия реестра размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и размером удовлетворенных требований кредиторов на момент приостановления расчетов с кредиторами или исполнения текущих обязательств должника в связи с недостаточностью имущества должника, составляющего конкурсную массу. На основании определения о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности выдается исполнительный лист.

9. Денежные средства, взысканные с лиц, привлеченных к ответственности, включаются в конкурсную массу.

10. Лицо, привлеченное к ответственности на основании пункта 4 настоящей статьи, в соответствии со статьей 325 Гражданского кодекса Российской Федерации имеет право предъявить регрессное требование к лицам, виновным в причинении вреда имущественным правам кредиторов.

11. Привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника контролирующих должника лиц не препятствует предъявлению требований учредителями (участниками) должника о возмещении убытков органами юридического лица по основаниям, предусмотренным пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации и принятыми в соответствии с ним федеральными законами.

Статья написана по материалам сайтов: blog.pravo.ru, zakon.ru, www.konrub.ru, www.arbitr-nsk.ru, mydolg.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector