+7 (499) 928-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Статья 1 закона о защите конкуренции № 135-ФЗ

1. Общество с ограниченной ответственностью «Финансовая компания «Капитал Инвест»

(ООО «ФК «Капитал Инвест»)

3. Акционерное общество «Единая электронная торговая площадка»

процедуры торгов и порядка заключения договоров

11 . 10 .201 8 г. Москва

Комиссия Московского УФАС России по рассмотрению жалоб на нарушение процедуры торгов и порядка заключения договоров (далее — Комиссия) в составе:

«. » — заместитель руководителя Московского УФАС России;

«. » — специалиста-эксперта отдела административных производств;

«. » — специалиста 1 разряда правового отдела;

от ООО «ФК «Капитал Инвест» : «. » по доверенности от 15.05.2018 № 33 ;

в соответствии со статьей 18.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции),

В адрес Московского УФАС России поступила жалоба Заявителя на действия Организатора торгов при проведении торгов.

Согласно доводам жалобы нарушение со стороны Организатора торгов, выразилось в ограничении конкуренции при проведении аукциона ввиду неразмещении информации по Лоту № 6.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 18.1 Закона о защите конкуренции по правилам настоящей статьи антимонопольный орган рассматривает жалобы на действия (бездействие) юридического лица, организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной комиссии или аукционной комиссии при организации и проведении торгов, заключении договоров по результатам торгов либо в случае, если торги, проведение которых является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, признаны несостоявшимися, а также при организации и проведении закупок в соответствии с Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее — Закон о закупках), за исключением жалоб, рассмотрение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Согласно части 2 статьи 18.1 Закона о защите конкуренции действия (бездействие) организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной или аукционной комиссии могут быть обжалованы в антимонопольный орган лицами, подавшими заявки на участие в торгах, а в случае, если такое обжалование связано с нарушением установленного нормативными правовыми актами порядка размещения информации о проведении торгов, порядка подачи заявок на участие в торгах, также иным лицом (заявителем), права или законные интересы которого могут быть ущемлены или нарушены в результате нарушения порядка организации и проведения торгов.

В соответствии с частью 1 статьи 89 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) реализация на торгах имущества должника, в том числе имущественных прав, производится организацией или лицом, имеющими в соответствии с законодательством Российской Федерации право проводить торги по соответствующему виду имущества.

Согласно части 2 статьи 90 Закона об исполнительном производстве порядок проведения торгов устанавливается ГК РФ, настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами и постановлениями Правительства Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 90 Закона об исполнительном производстве извещение о проведении торгов размещается на официальном сайте Российской Федерации в сети «Интернет» для размещения информации о проведении торгов, определенном Правительством Российской Федерации, и на официальном сайте Федеральной службы судебных приставов в сети «Интернет». Информация о проведении торгов должна быть доступна для ознакомления всем заинтересованным лицам без взимания платы.

Извещение о проведении аукциона опубликовано на Официальном сайте о размещении информации о проведении торгов www.torgi.gov.ru (далее — Официальный сайт) 11.09.2018. Дата начала подачи заявок — 10.09.2018. Дата окончания подачи заявок — 20.09.2018.

Аукцион проводится Организатором торгов по поручению ТУ Росимущества в городе Москве, на основании договора № 4-АИ/2018 от 29.06.2018.

Заявитель ссылается, что Организатором торгов при проведении торгов не размещены следующие документы о реализуемом на торгах имуществе:

— поручение на реализацию имущества на бланке организатора торгов;

— постановление судебного пристава о передаче имущества на торги;

— постановление о снижении цены имущества;

— выписка из ЕГРП;

— единый жилищный документ;

Также Заявитель ссылается, что договор о задатке размещен Организатором торгов в нечитаемом виде.

Таким образом, по мнению Заявителя, такие действия Организатора торгов ограничивают конкуренцию.

В соответствии с пунктом 2 статьи 448 ГК РФ если иное не предусмотрено законом, извещение о проведении торгов должно быть опубликовано организатором не позднее чем за тридцать дней до их проведения. Извещение должно содержать сведения о времени, месте и форме торгов, об их предмете, о существующих обременениях продаваемого имущества и о порядке проведения торгов, в том числе об оформлении участия в торгах, определении лица, выигравшего торги, а также сведения о начальной цене .

Согласно части 3 статьи 57 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке) Организатор публичных торгов извещает о предстоящих публичных торгах не позднее чем за 10 дней, но не ранее чем за 30 дней до их проведения в периодическом издании, являющемся официальным информационным органом органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, по месту нахождения недвижимого имущества, а также направляет соответствующую информацию для размещения в сети «Интернет» в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. В извещении указываются дата, время и место проведения публичных торгов, характер продаваемого имущества и его начальная продажная цена.

Таким образом, для проведения торгов Закон об ипотеке не требует размещения Организатором торгов иных документов о реализуемом на торгах имуществе.

Между тем, Заявителем не дано никаких пояснений на основании какого нормативного правового акта Организатору торгов надлежало было разместить вышеперечисленные документы, в связи с чем данный довод жалобы не нашел своего правового подтверждения и признается Комиссией необоснованным.

Так же Комиссия отмечает, что при сохранении файла с договором о задатке на рабочий стол открывается читаемая версия документа, в связи с чем довод относительно размещения Организатором нечитаемой версии договора о задатке признается необоснованным.

Таким образом, исходя из фактических обстоятельств дела, Комиссия приняла решение признать жалобу Заявителя на действия Организатора торгов необоснованной.

На основании изложенного, Комиссия, руководствуясь частью 20 статьи 18.1 Закона о защите конкуренции,

2. Снять ограничение на размещение аукциона, наложенное письмом Московского УФАС России от 09.10.2018 № ИГ/48445/18 .

Настоящее решение может быть обжаловано в арбитражном суде в течение трех месяцев со дня его принятия.

Статья 11 Федерального закона от 26. 07. 2006 №135-фз «О защите конкуренции»

на заседании президиума Седьмого

арбитражного апелляционного суда

30 сентября 2011 года № 9

ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНО-АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ по теме:

РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ

СТАТЬИ 11 ФЗ «О ЗАЩИТЕ КОНКУРЕНЦИИ»

В соответствии с планом мероприятий Седьмого арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2011 года отделом анализа, обобщения судебной практики, законодательства и статистики совместно с судьями коллегии по рассмотрению экономических споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений Седьмого арбитражного апелляционного суда, изучена судебная практика по спорам, связанным с применением статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».
Целью данного обобщения является анализ некоторых вопросов, существующих в судебной практике по данной категории дел, для реализации принципа единообразия судебной практики.

В обобщении рассматривается позиция Седьмого арбитражного апелляционного суда, занимаемая по названным вопросам; также использована судебная практика Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. Несомненно, при этом, учитывались разъяснения и правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В обобщении проанализирована судебная практика по рассмотрению споров данной категории за 2010 год и январь — сентябрь 2011 года.

Разрешение споров, связанных с применением статьи 11

ФЗ «О защите конкуренции».
Статья 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» устанавливает запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов.
В течение последних лет существенные изменения произошли в законодательном регулировании работы по противодействию антиконкурентным соглашениям (согласованным действиям): с 2006 года работает новый антимонопольный Закон (№ 135-ФЗ «О защите конкуренции»), в 2007 году введена административная ответственность (статья 14.32 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), в 2009 году вступили в силу поправки в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающую ответственность за картели 1 .

В июле 2009 года был принят «второй антимонопольный пакет», который предусмотрел достаточно жесткое антимонопольное регулирование в экономике кризисного периода.

Вместе с тем, как указывается в юридической литературе, не все необходимые изменения удалось реализовать в рамках этой законодательной инициативы Правительства Российской Федерации. «Анализ экономической ситуации в нашей стране показывает, что отдельные институты антимонопольного законодательства требуют точечной настройки, которая позволит вывести из-под антимонопольных запретов такие действия хозяйствующих субъектов (как правило, субъектов малого и среднего бизнеса), которые не представляют для конкуренции существенной опасности и не приводят к монополистической деятельности.

Учитывая изложенные обстоятельства, по поручению Правительства Российской Федерации Федеральной антимонопольной службой совместно с Минэкономразвития России и другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти подготовлены поправки в антимонопольное законодательство, которые призваны обеспечить эффективность его применения (третий антимонопольный пакет)» 2 .

Наиболее существенные изменения, касающиеся темы обобщения, представлены в законопроекте следующим образом.

Вводится законодательное определение картеля, под которым понимаются соглашения между конкурирующими субъектами, в том числе потенциальными конкурентами, запрещенные законом.

Предусматривается понятие «потенциальный конкурент». Таковым признается хозяйствующий субъект, который в течение краткосрочного периода (не более года) может при обычных условиях оборота и без дополнительных издержек войти на товарный рынок. Ранее в Законе не содержалось понятия «потенциальный конкурент». Отсутствует в законодательстве и само понятие «картель», что в доктрине и на практике приводит к его весьма широкой трактовке. К картелям относят не только соглашения между конкурирующими субъектами, но и согласованные действия между ними, а также так называемые вертикальные соглашения, заключаемые между хозяйствующими субъектами, которые не конкурируют между собой. Это приводит к применению одинаковых санкций за указанные различные по своей сути правонарушения.

Законопроект предлагает существенно сократить перечень безусловных запретов.

Вводится неприменение антимонопольных запретов в отношении соглашений, заключаемых хозяйствующими субъектами, входящими в одну группу лиц. Однако данное исключение действует лишь в случае, если один участник группы лиц контролирует другого участника. При этом законопроект раскрывает понятие контроля.

Действующий Закон о защите конкуренции содержит различные определения понятий соглашения и согласованных действий. Так, в соответствии с пунктом 18 статьи 4 Закона соглашение — это договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме. Понятию «согласованные действия» посвящена отдельная статья 8 Закона.

Однако, несмотря на такое различие законодательных определений, в действующей статье 11 Закона допускается смешение правонарушений, составляющих «горизонтальные» (картельные) соглашения и согласованные действия. Законопроект выводит согласованные действия из понятия картеля («горизонтальных» соглашений). Соответственно согласованные действия будут выявляться и доказываться отдельно, а к правонарушителям, совершившим такие действия, не предполагается применение мер уголовной ответственности 3 .

Предлагается уточнить определение согласованных действий. В частности, к числу согласованных могут быть отнесены лишь такие действия хозяйствующих субъектов, о совершении которых их участники были заранее информированы в связи с публичным заявлением одного из них о планируемом их совершении.

Такой объективный критерий должен исключить параллельное поведение экономически самостоятельных хозяйствующих субъектов, обусловленное экономическими причинами 4 .

Также, проектом предусмотрено включение в Закон о защите конкуренции самостоятельной статьи, определяющей формы запрещенных согласованных действий.
Несомненно, данные нововведения – это еще один шаг в развитии антимонопольного законодательства, в развитии добросовестной конкуренции на товарных рынках.
Очевидно, что за последние несколько лет законодательство в сфере защиты конкуренции оказалось в числе наиболее активно реформируемых. Вследствие данного обстоятельства, правоприменительная практика складывалась весьма неоднозначно. Антимонопольным органам, а также судам сложно вырабатывать единую позицию по спорным вопросам в сфере правоотношений, которые подвержены постоянным изменениям.

Это интересно:  Статья 240 ук рф

Также, сложность доказывания нарушения статьи 11 Федерального закона «О защите конкуренции» состоит в оценке фактических обстоятельств дела как доказательств субъективной стороны состава правонарушения 5 .

Так, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 2 Постановления от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» акцентировал внимание на том, что согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения договоренности об их совершении; вывод о согласованности действий может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения; например, об этом может свидетельствовать то, что они совершены участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин.
В связи с этим, следует рассмотреть некоторые показательные примеры, встречающиеся в практике Седьмого арбитражного апелляционного суда, в целях единообразного применения арбитражными судами норм антимонопольного законодательства.
1. Для признания хозяйствующих субъектов нарушившими положения пункта 1 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции необходимо установить наличие одновременно нескольких условий: данные действия должны быть совершены на одном товарном рынке, согласованы и совершены одновременно двумя или более хозяйствующими субъектами и при отсутствии обстоятельств, в равной степени влияющих на все хозяйствующие субъекты; результат таких действий мог привести к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок.

Согласованные действия являются особой моделью группового поведения хозяйствующих субъектов, замещающей конкурентные отношения между ними сознательной кооперацией, наносящей ущерб интересам потребителей и ограничивающей конкуренцию.

Антимонопольным органом в ходе мониторинга розничных цен на основные социально значимые товары установлено, что ряд ООО и ЗАО относительно единообразно и синхронно установили цену на крупу при ее реализации на сопоставимом уровне.

Решением антимонопольного органа вышеуказанные действия были признаны согласованными и нарушающими требования пункта 1 части 1 статьи 11 Федерального закона «О защите конкуренции».

Одно из ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании решения в части, касающейся общества, недействительным.

Решением суда первой инстанции заявленные обществом требования удовлетворены.

Доводы апелляционной жалобы, приведенные в обоснование незаконности решения арбитражного суда первой инстанции, не могли быть приняты во внимание, так как решение было отменено апелляционной инстанцией по безусловным основаниям и по делу принят новый судебный акт.

Удовлетворяя заявленные требования ООО, арбитражный апелляционный суд исходил из конкретных обстоятельств дела, оценив доводы общества и антимонопольного органа, пришел к выводу о том, что в действиях ООО отсутствовали признаки нарушения части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции. Антимонопольным органом не было доказано наличие согласованных действий, отвечающих требованиям статьи 8 Закона о защите конкуренции, нарушения интересов потребителей и ограничения конкуренции на соответствующем товарном рынке.

Не доказана взаимообусловленность и взаимовыгодная направленность действий ООО и ЗАО. В то время как взаимная обусловленность действий хозяйствующих субъектов требуется для установления согласованных действий по статье 8 Закона о защите конкуренции и означает, что действия одного из них теряют смысл при не совершении соответствующих действий другими субъектами.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что установление такой цены само по себе соответствовало интересам ООО и экономический эффект такого действия наступал для него независимо от совершения или не совершения схожих действий остальных ООО и ЗАО.

Установление ООО экономически обоснованной для него цены на крупу само по себе не могло привести к увеличению выручки у остальных ООО и ЗАО и наоборот, поскольку, несмотря на синхронность повышения цен указанными лицами, антимонопольным органом не установлены факты того, что указанная синхронность имела взаимовыгодную направленность для указанных лиц.

В ходе проверки антимонопольным органом не был проведен анализ себестоимости производимой и реализуемой продукции.

Изменились ли отпускные цены со стороны поставщиков и сельхозтоваропроизводителей для ООО и других лиц, с которыми общество якобы согласовало свои действия по установлению цен на крупу, какова динамика этих цен, а также другие факторы и критерии, определяющие ценовую политику названных лиц, антимонопольным органом при проведении проверочных мероприятий и рассмотрении материалов о нарушении антимонопольного законодательства не устанавливались.

Временное совпадение цен у заявителя и остальных ООО и ЗАО само по себе не доказывает факт установления ими единой цены в целях навязывания мер по завышению цен, также как формальное совпадение розничных цен не может свидетельствовать о наличии согласованных действий хозяйствующих субъектов.

Доказательства ущемления интересов клиентов либо ограничения друг друга в праве самостоятельного определения цен на крупу, либо ущемления иных действующих на этом товарном рынке хозяйствующих субъектов антимонопольным органом не представлены.

Не установлено, какова совокупная доля заявителя и остальных ООО и ЗАО на соответствующем товарном рынке и могли ли указанные субъекты, обладая этой долей товарного рынка, своими скоординированными действиями влиять на рыночное поведение действительного или потенциального конкурента.

Суд кассационной инстанции согласился с доводами апелляционного суда.
2. Наличие нарушения в виде заключения антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость ни от фактического выполнения самого соглашения, ни от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством.

ООО(1) обратилось в антимонопольный орган с заявлением о заключении участниками некоммерческой организации – союз соглашения, которое нарушало антимонопольное законодательство.

Антимонопольный орган возбудил дело по признакам нарушения союзом и его участниками части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции. В ходе рассмотрения данного дела выявлено следующее.

На общем собрании членов союза принято решение об утверждении соглашения о систематизации деятельности по оптовой торговле организаций, являющихся членами союза.

С целью выявления влияния достигнутого между участниками союза соглашения на состояние конкуренции на оптовом рынке алкогольной продукции на территории области антимонопольным органом проведено исследование соответствующего товарного рынка, по результатам которого составлена аналитическая записка.

Антимонопольный орган заключил, что существующее соглашение направлено на установление и поддержание цен, создает препятствия к доступу на товарный рынок для хозяйствующих субъектов, не входящих в союз, ограничивает свободу формирования цен на оптовом и розничном рынках реализации алкогольной продукции на территории области и может привести к ущемлению интересов хозяйствующих субъектов, осуществляющих продажу алкогольной продукции.

По результатам рассмотрения дела антимонопольный орган вынес решение, которым союз и его участники признаны нарушившими часть 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, им выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства путем прекращения договоренности как в письменной форме, содержащейся в соглашении, так и в устной форме, реализация которой может привести к ограничению, устранению конкуренции.

Один из участников союза – ООО(2) оспорило названные акты антимонопольного органа в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что соглашение является незаключенным в силу положений статей 154, 160, 432, 434 ГК РФ, так как не было подписано всеми участниками союза, и указали, что лист ознакомления их с проектом названного соглашения не свидетельствует о его подписании и что от имени ООО(2) на листе ознакомления проставлена подпись неуполномоченного лица. Суды сочли, что документы, представленные в обоснование факта совершения сделки, не подтверждают наличия согласованной воли сторон.

Суды отметили также, что антимонопольным органом не доказано наличие в действиях союза или его участников, включая ООО(2), согласованных действий, что соглашение этим обществом фактически не исполнялось и на практике не применялось, что участие ООО(2) в пункте 1.4 названного соглашения не доказано.

Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что антимонопольным органом не представлены доказательства негативного влияния соглашения на рынок реализации алкогольной продукции, повлекшего ограничение, ущемление, устранение конкуренции на этом рынке.

Суд кассационной инстанции, исходя из того, что объективную сторону нарушения пункта 1 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции в действиях хозяйствующих субъектов образует либо принятие между ними соглашений, ограничивающих конкуренцию, либо осуществление согласованных действий, признал обоснованность довода антимонопольного органа о том, что наличие соглашения между хозяйствующими субъектами об установлении или поддержании определенных цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок признается самостоятельным составом нарушения.

При этом суд кассационной инстанции признал также правомерными выводы о недоказанности действия соглашения и соблюдения его членами союза, исходя из того, что основанием вынесения решения антимонопольного органа явилось заключение между членами союза указанного соглашения, предусматривающего установление определенной стоимости за единицу алкогольной продукции в зависимости от места производства.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года № 9966/10 судебные акты всех трех инстанций были отменены. Суды не учли следующее.

В силу части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами, если такие соглашения приводят или могут привести, в том числе к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок; разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков); созданию препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам.

Из взаимосвязанных положений статей 11, 12, 13 Закона о защите конкуренции следует, что соглашения, которые приводят или могут привести к перечисленным в части 1 статьи 11 последствиям, запрещаются.

При таких обстоятельствах вывод суда кассационной инстанции о необходимости доказывания антимонопольным органом фактического исполнения участниками союза условий соглашения несостоятелен, поскольку нарушение состоит в достижении участниками союза договоренности, которая приводит или может привести к перечисленным в части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции последствиям.

В соответствии с положениями статьи 4 Закона о защите конкуренции под соглашением понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.

Союз зарегистрирован в Едином государственном реестре юридических лиц. Согласно учредительному договору членами союза могут быть оптовые торговые организации и предприятия — производители алкогольной продукции области, осуществляющие в добровольном порядке проверку качества и безопасности алкогольной продукции, ввозимой на территорию области.

ООО(2) принято в члены союза.

На общем собрании членов союза большинством голосов принято решение об утверждении соглашения о систематизации деятельности по оптовой торговле организаций, являющихся членами союза. Директор ООО(2) проголосовал за это решение, что отражено в протоколе собрания.

При таких обстоятельствах вывод судов о недоказанности наличия соглашения противоречил статье 4 Закона о защите конкуренции, в которой факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством.

Суды необоснованно не учли указанную норму закона, содержащую специальное определение соглашения, которое подлежит применению при оценке факта правонарушения в сфере антимонопольного законодательства. Положения статей 154, 160, 432, 434 ГК РФ в этом случае применению не подлежат.

Ссылаясь на пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», который разъяснил возможность доказывания согласованных действий через их результат в отсутствие документального подтверждения наличия договоренности об их совершении, суды не приняли во внимание, что данные разъяснения применимы к согласованным действиям, а не к соглашениям.

Это интересно:  Статья 147 ТК РФ. Оплата труда работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда

Нарушает часть 1 статьи 10 Федерального Закона Российской Федерации № 135-ФЗ «О защите конкуренции»,

КОЛЛЕКТИВНАЯ ЖАЛОБА

ВЛАДЕЛЬЦЕВ НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА,

находящегося по адресу:

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, РЕСПУБЛИКА КРЫМ,

Город АЛУШТА, улица НАБЕРЕЖНАЯ, дом № 16-и

«_15__» апреля 2014 года г.Алушта

КОЛЛЕКТИВНАЯ ЖАЛОБА

Уважаемый Владимир Владимирович!

В соответствии с Федеральным Законом Российской Федерации № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (в редакции от 28.12.2013 года), мы нижеподписавшиеся владельцы недвижимого имущества обращаемся с коллективной жалобой.

Суть коллективной жалобы.

нарушает часть 1 статьи 10 Федерального Закона Российской Федерации № 135-ФЗ «О защите конкуренции»,

которое выражается в злоупотреблении доминирующим положением хозяйствующего субъекта, направленного на ущемление интересов граждан (владельцев недвижимого имущества) и установлении необоснованно и неправомерно монопольно высокой цены на обслуживание (продаваемых услуг) объектов недвижимого имущества, которые расположены в г. Алушта по адресу: улица Набережная, дом № 16-и, осуществляя эксплуатацию в соответствии с договорами по содержанию и эксплуатации помещений общественного пользования, прилегающей территории и порядка возмещения затрат за коммунальные услуги от 1 июля 2012 года.

ООО «Дружба» ведет коммерческую деятельность по нескольким направлениям:

1. Выполняет функции застройщика объекта Гостиница на 48 мест в г. Алушта по адресу: улица Набережная, дом № 16-и по второй очереди строительства:

Блок «Б» – Административно-хозяйственный корпус – НЕ ВВЕДЕН В ЭКСПЛУАТАЦИЮ.

Блок В – Блок инфраструктуры, инженерные сети, благоустройство и озеленение) — НЕ ВВЕДЕН В ЭКСПЛУАТАЦИЮ.

2. Является обслуживающей компанией на этом же объекте (обслуживает введенную в эксплуатацию первую очередь строительства — Основной блок «А»).

3. Ведет иные виды предпринимательской деятельности, предусмотренные Уставом.

ООО «Дружба», как обслуживающая компания, ведя коммерческую деятельность в соответствии со своим Уставом – ОБЯЗАНО ПРАВДИВО отражать ее в бухгалтерской отчетности и на основании этих данных ФОРМИРОВАТЬ цену, продаваемой услуги к заключенным договорам с владельцами недвижимого имущества по содержанию и эксплуатации помещений общего пользования, прилегающей территории и порядка возмещения затрат за коммунальные услуги от 1 июля 2012 года.

НО ЦЕНА, ПРОДАВАЕМОЙ УСЛУГИ вызывает СОМНЕНИЕ в своей ОБОСНОВАННОСТИ и правдивости, ввиду того, что:

1) Осуществляя одновременно несколько видов коммерческой деятельности в доме № 16-и (введенный в эксплуатацию Блок «А» – первая очередь строительства), администрация ООО»Дружба» все свои затраты ПЕРЕКЛАДЫВАЕТ на владельцев недвижимого имущества в соответствии с заключенными договорами.

2) В тоже время, производятся строительно – монтажные работы:

– на блоке «Б» (Административно-хозяйственный корпус),;

– на блоке «В» (Блок инфраструктуры),

– инженерных сетей, благоустройства, котельной и трансформаторной подстанции и др.

3) Также, производятся строительно – монтажные работы:

– по недоделкам первой очереди строительства Блоку «А», введенного уже в эксплуатацию, где ПРОЖИВАЮТ УЖЕ владельцы недвижимого имущества;

– по отделке пожарной эвакуационной лестницы и фасада дома;

– по ограждающим конструкциям балконов и лоджий;

– по пожарной сигнализации;

– по инженерным сетям отопления и горячего водоснабжения и др.

4) Кроме этого в КУРОРТНЫЙ СЕЗОН администрация ООО «Дружба» УВЕЛИЧИВАЕТ штат сотрудников для коммерческой эксплуатации недвижимого имущества, общепита и номерного фонда первой и второй очередей строительства, принадлежащего связанным с ней физическим или юридическим лицам. Данные затраты ООО «Дружба» неправомерно закладывает в тариф по содержанию наших объектов недвижимости.

5. По состоянию на 10 апреля 2014 года в объектах недвижимого имущества ОТСУТСТВУЕТ:

ПОСТОЯННОЕ ЭЛЕКТРОСНАБЖЕНИЕ;

– ЦЕНТРАЛЬНОЕ ОТОПЛЕНИЕ;

– ГОРЯЧЕЕ ВОДОСНАБЖЕНИЕ;

– ПОЖАРНАЯ СИГНАЛИЗАЦИЯ;

– ДЫМОУДАЛЕНИЕ.

6. В доме № 16-и НЕ ВЫПОЛНЕНЫ строительно – монтажные работы::

– по благоустройству и озеленению прилегающей территории;

– некоторых мест общего пользования и технических помещений;

– котельной, расположенной на крыше дома;

– электротрансформаторной подстанции и др.

Все ЭТИ РАБОТЫ по информации полученной от ООО «Дружба», отнесены ко второму пусковому комплексу.

7. Также беспокоит владельцев недвижимого имущества ПРОЗРАЧНОСТЬ ВЕДЕНИЯ БИЗНЕСА ООО «Дружба», т.е. ОБОРОТ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ, которые они оплачивают возмещая коммунальные услуги через ООО «Дружба» перед ПРОДАВЦОМ КОММУНАЛЬНЫХ УСЛУГ и по состоянию на 11 апреля 2014 года такой

ПОРЯДОК движения денежных средств от владельца недвижимого имущества(потребителя коммунальных услуг)через ООО «Дружба» к ПРОДАВЦУ КОММУНАЛЬНЫХ УСЛУГ –НЕ УТВЕРЖДЕН и ЧЕТКО НЕ ВЫПИСАН.

А формулировки текста о порядке возмещения затрат за коммунальные услуги в договорах от 1 июля 2012 года – НЕ РАСКРЫВАЮТ ЭТОГО в ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ.

Владельцы недвижимого имущества, несмотря на вышеизложенное ОПЛАЧИВАЛИ до 2014 года ЦЕНУ ПРОДАВАЕМОЙ УСЛУГИ в размере 5 гривен 04 копейки – за 1 м2 общей площади недвижимого имущества.

Обратится к Вам, владельцев недвижимого имущества нас вынудило

противоправное требование администрации ООО «Дружба» о повышении тарифа:

Статья 1 закона о защите конкуренции № 135-ФЗ

1. Порядок заключения договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества

В соответствии со статьей 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества (далее — договоры), может быть осуществлено только по результатам проведения торгов за исключением установленных в частях 1, 3.1 и 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции случаев.

Согласно части 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции в порядке, предусмотренном частью 1 настоящей статьи, осуществляется заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении:

1) государственного или муниципального недвижимого имущества, которое принадлежит на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления государственным или муниципальным унитарным предприятиям;

2) государственного или муниципального недвижимого имущества, закрепленного на праве оперативного управления за государственными или муниципальными автономными учреждениями;

3) государственного или муниципального имущества, которое принадлежит на праве оперативного управления государственным или муниципальным бюджетным и казенным учреждениям, государственным органам, органам местного самоуправления.

Таким образом, заключение любых договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, должно осуществляться в порядке, установленном статьей 17.1 Закона о защите конкуренции. При этом исключения, установленные частью 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, распространяются на заключение договоров в отношении государственного и муниципального имущества, указанного в части 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.

2. Дача собственником государственного или муниципального имущества согласия (задания) на заключение договоров в отношении государственного или муниципального имущества, закрепленного (принадлежащего) государственным и муниципальным предприятиям и учреждениям на праве хозяйственного ведения или оперативного управления

Статья 15 Закона о защите конкуренции устанавливает запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов или организаций, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Передача государственного или муниципального имущества конкретному хозяйствующему субъекту без проведения торгов (конкурса, аукциона) создает для данного субъекта преимущественные условия в получении указанного имущества во временное владение и (или) пользование и препятствует доступу к государственному или муниципальному ресурсу неопределенному кругу лиц, которые также могут иметь намерение приобрести вышеозначенные права в отношении государственного или муниципального имущества. Передача прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества государственными или муниципальными предприятиями или учреждениями на конкурсной основе, то есть путем проведения конкурса или аукциона, позволяет обеспечить равный доступ к государственному или муниципальному имуществу всех заинтересованных в приобретении прав владения и (или) пользования в отношении данного имущества лиц и препятствует ограничению, недопущению, устранению конкуренции.

Таким образом, дача собственником имущества согласия (задания) на передачу государственным или муниципальным предприятием или учреждением государственного или муниципального имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, целевым образом без проведения торгов может содержать признаки нарушения статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Учитывая изложенное, собственник имущества, закрепленного за государственным или муниципальным предприятием или учреждением на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, должен принимать решение о даче согласия на передачу этого имущества с соблюдением требований Закона о защите конкуренции, в том числе с учетом необходимости проведения торгов при передаче прав на такое имущество.

3. Заключение договора с единственным участником торгов

В соответствии с пунктом 15 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции права владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества могут быть переданы без проведения торгов лицу, подавшему единственную заявку на участие в аукционе, в случае, если указанная заявка соответствует требованиям и условиям, предусмотренным документацией об аукционе, а также лицу, признанному единственным участником аукциона, на условиях и по цене, которые предусмотрены заявкой на участие в аукционе и документацией об аукционе, но по цене не менее начальной (минимальной) цены договора (лота), указанной в извещении о проведении аукциона. При этом для организатора торгов заключение предусмотренных настоящей частью договоров в этих случаях является обязательным.

Пунктами 101 (151) Правил проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав в отношении государственного или муниципального имущества, утвержденных Приказом ФАС России от 10.02.2010 № 67 (далее – Правила), предусмотрено, что в случае если торги признаны несостоявшимся по причине подачи единственной заявки на участие в торгах либо признания участником торгов только одного заявителя, с лицом, подавшим единственную заявку на участие в торгах, в случае, если указанная заявка соответствует требованиям и условиям, предусмотренным документацией о торгах, а также с лицом, признанным единственным участником торгов, организатор торгов обязан заключить договор на условиях и по цене, которые предусмотрены заявкой на участие в торгах и документацией о торгах, но по цене не менее начальной (минимальной) цены договора (лота), указанной в извещении о проведении торгов.

Также согласно пункту 28 Правил, размещение информации о проведении конкурсов или аукционов на официальном сайте торгов в соответствии с Правилами является публичной офертой, предусмотренной статьей 437 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

В соответствии с пунктами 50 и 120 Правил заявка на участие в торгах подается в срок и по форме, которые установлены документацией о торгах. Подача заявки на участие в торгах является акцептом оферты в соответствии со статьей 438 ГК РФ.

В соответствии с частью 2 статьи 432 ГК РФ договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Таким образом, организатор торгов обязан заключить договор аренды государственного или муниципального имущества с единственным участником торгов, единственным заявителем (в случае соответствия заявки на участие в торгах, поданной единственным заявителем, требованиям, установленным документацией о торгах, в том числе требованиям к участникам торгов) на условиях, предусмотренных документацией о торгах.

Это интересно:  Статья 2.9 КоАП РФ. Возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения

4. Заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом, с некоммерческими организациями

В соответствии со статьей 3 Закона о защите конкуренции действие указанного закона распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.

В соответствии с пунктом 7 статьи 4 Закона о защите конкуренции конкуренция представляет собой соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Согласно с пункту 5 статьи 4 Закона о защите конкуренции под хозяйствующим субъектом понимается коммерческая организация, некоммерческая организация, осуществляющая деятельность, приносящую ей доход, индивидуальный предприниматель, иное физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющее профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации.

Таким образом, действие статьи 17.1 Закона о защите конкуренции не распространяется на случаи, когда стороной по договору о передаче имущества, которая получает право владения и (или) пользования государственного или муниципального имущества, выступают некоммерческие организации, не осуществляющие деятельность, приносящую доход.

Следовательно, передача государственного или муниципального имущества некоммерческим организациям, не осуществляющим деятельность, приносящую доход, может осуществляться без проведения торгов и без предварительного согласования с антимонопольным органом.

Кроме того, в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции предоставление прав владения и (или) пользования государственным и муниципальным имуществом возможно без проведения торгов некоммерческим организациям, созданным в форме ассоциаций и союзов, религиозных и общественных организаций (объединений) (в том числе политическим партиям, общественным движениям, общественным фондам, общественным учреждениям, органам общественной самодеятельности, профессиональным союзам, их объединениям (ассоциациям), первичным профсоюзным организациям), объединений работодателей, товариществ собственников жилья, социально ориентированным некоммерческим организациям при условии осуществления ими деятельности, направленной на решение социальных проблем, развитие гражданского общества в Российской Федерации, а также других видов деятельности, предусмотренных статьей 31.1 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях».

Таким образом, передача государственного или муниципального имущества на основании пункта 4 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции может осуществляться вне зависимости от того, осуществляют ли указанные в данном пункте некоммерческие организации деятельность, приносящую доход, или нет.

5. Заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом, с образовательными учреждениями

В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров может быть осуществлено без проведения торгов при предоставлении прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущество образовательным учреждениям независимо от их организационно-правовых форм.

Согласно части 1 статьи 11.1 Закона Российской Федерации от 10.07.92

В соответствии со статьей 120 ГК РФ учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.

При этом, согласно части 1 статьи 12 Закона об образовании образовательным является учреждение, осуществляющее образовательный процесс, то есть реализующее одну или несколько образовательных программ и (или) обеспечивающее содержание и воспитание обучающихся, воспитанников.

В соответствии с частями 2, 3 статьи 12 Закона об образовании образовательное учреждение является юридическим лицом и может быть государственным (федеральным или находящимся в ведении субъекта Российской Федерации), муниципальным, негосударственным (частным, учреждением общественных и религиозных организаций (объединений)). Действие законодательства Российской Федерации в области образования распространяется на все образовательные учреждения на территории Российской Федерации независимо от их организационно-правовых форм.

Исходя из статьи 1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», индивидуальный предприниматель не является юридическим лицом.

С учетом вышеизложенного, пункт 6 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции следует применять с учетом определений и норм, содержащихся в Законе об образовании.

Таким образом, передача государственного или муниципального имущества в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции может осуществляться только некоммерческим организациям, осуществляющим образовательную деятельность.

8. Предоставление государственного или муниципального имущества на срок не более чем тридцать календарных дней

В соответствии с пунктом 11 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом, в том числе договоров аренды, может быть осуществлено без проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров при предоставлении указанных прав на такое имущество на срок не более чем тридцать календарных дней в течение шести последовательных календарных месяцев (предоставление указанных прав на такое имущество одному лицу на совокупный срок более чем тридцать календарных дней в течение шести последовательных календарных месяцев без проведения конкурсов или аукционов запрещается).

Согласно статье 190 ГК РФ установленный законом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.

Статьей 17.1 Закона о защите конкуренции исчисление срока установлено в днях.

Таким образом, минимальным сроком предоставления прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом в соответствии с пунктом 11 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции является один день.

9. Предоставление прав владения и (или) пользования частью или частями помещения, здания, строения или сооружения

Согласно пункту 14 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом, может быть осуществлено без проведения торгов в случае предоставления имущества, которое является частью или частями помещения, здания, строения или сооружения, если его общая площадь составляет не более чем двадцать квадратных метров и не превышает десять процентов площади соответствующего помещения, здания, строения или сооружения, права на которые принадлежат лицу, передающему такое имущество.

При этом вышеуказанное ограничение по площади имущества, права на которое могут быть переданы без проведения конкурса или аукциона, — десять процентов от площади находящегося у правообладателя помещения, здания, строения или сооружения, но не более двадцати квадратных метров — относится ко всем договорам, заключаемым правообладателем без проведения торгов, в отношении каждого здания (строения, сооружения, помещения) в совокупности.

Если общая площадь всех частей помещения, здания, строения или сооружения, передаваемых во владение и (или) пользование третьим лицам, превышает 20 квадратных метров или десять процентов от общей площади помещения, здания, строения или сооружения, то предоставление прав в отношении части или частей помещения, здания, строения или сооружения третьим лицам осуществляется в соответствии с частями 1, 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.

13. Заключение на новый срок (пролонгация) договоров

1. Согласно части 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции по истечении срока договора аренды, указанного в частях 1 и 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, заключение такого договора на новый срок с арендатором, надлежащим образом исполнившим свои обязанности, осуществляется без проведения конкурса, аукциона, если иное не установлено договором и срок действия договора не ограничен законодательством Российской Федерации, при одновременном соблюдении следующих условий:

1) размер арендной платы определяется по результатам оценки рыночной стоимости объекта, проводимой в соответствии с законодательством, регулирующим оценочную деятельность в Российской Федерации, если иное не установлено другим законодательством Российской Федерации;

2) минимальный срок, на который перезаключается договор аренды, должен составлять не менее чем три года. Срок может быть уменьшен только на основании заявления арендатора.

В соответствии с частью 10 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции арендодатель не вправе отказать арендатору в заключении на новый срок договора аренды в порядке и на условиях, которые указаны в части 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, за исключением следующих случаев:

1) принятие в установленном порядке решения, предусматривающего иной порядок распоряжения таким имуществом;

2) наличие у арендатора задолженности по арендной плате за такое имущество, начисленным неустойкам (штрафам, пеням) в размере, превышающем размер арендной платы за более чем один период платежа, установленный договором аренды.

Таким образом, договор аренды государственного или муниципального имущества может быть продлен в порядке, установленном частями 9-10 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, в случаях, если такой договор был заключен в соответствии с законодательством Российской Федерации, иное не установлено договором и срок действия договора не ограничен законодательством Российской Федерации.

При этом, в соответствии с пунктом 11 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции предоставление прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества возможно без проведения торгов на срок не более чем тридцать календарных дней в течение шести последовательных календарных месяцев (предоставление указанных прав на такое имущество одному лицу на совокупный срок более чем тридцать календарных дней в течение шести последовательных календарных месяцев без проведения конкурсов или аукционов запрещается).

Согласно пункту 9 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции предоставление прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом возможно без проведения торгов в порядке, установленном главой 5 указанного закона.

При этом, в соответствии с подпунктом «а» пункта 4 части 3 статьи 20 Закона о защите конкуренции при принятии решения о даче согласия на предоставление государственной или муниципальной преференции антимонопольный орган может ввести ограничения путем установления предельного срока предоставления такой преференции. Если такое ограничение установлено, преференция не может быть предоставлена (использована) после окончания указанного срока.

Кроме того, срок предоставления государственной или муниципальной преференции должен быть установлен актом соответствующего органа, которым такая преференция предоставлена.

Согласно пункту 10 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции предоставление прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом возможно без проведения торгов лицу, с которым заключен государственный или муниципальный контракт по результатам конкурса или аукциона, проведенных в соответствии с Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», если предоставление указанных прав было предусмотрено конкурсной документацией, документацией об аукционе для целей исполнения этого государственного или муниципального контракта. Срок предоставления указанных прав на такое имущество не может превышать срок исполнения государственного или муниципального контракта.

Согласно части 3 статьи 610 Гражданского кодекса Российской Федерации законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества.

Договор аренды, заключенный на срок, превышающий установленный законом предельный срок, считается заключенным на срок, равный предельному.

Статья написана по материалам сайтов: solutions.fas.gov.ru, filling-form.ru, studopedya.ru, fotovideoforum.ru.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector