+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

решение суда — возврат квартиры собственнику

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 июня 2011 г. N 5-В11-27

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пчелинцевой Л.M.,

судей Момотова В.В. и Гетман Е.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 7 июня 2011 г. гражданское дело по иску Кудиновой Е.С. к Виноградовой Н.М., Виноградову А.А. о расторжении договора купли-продажи квартиры, возврате квартиры по надзорным жалобам Виноградовой Н.М. и Виноградова А.А. на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2010 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.M., объяснения Виноградовой Н.М., Виноградова А.А. и их представителя Штыковой Е.Ю., поддержавших доводы надзорной жалобы, объяснения представителей Кудиновой Е.С. и Третьякова А.В. — Шостака С.А. и Анашкиной Н.А., возражавших против удовлетворения надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Кудинова Е.С. обратилась в суд с иском к Виноградовой Н.М. о расторжении договора купли-продажи квартиры, возвращении квартиры в собственность. В обоснование иска ссылалась на то, что по договору купли-продажи от 6 декабря 2006 г. продала принадлежащую ей на праве собственности квартиру, находящуюся по адресу: г. . Виноградовой Н.М. за . руб. Однако покупателем Виноградовой Н.М. были нарушены существенные условия договора купли — продажи: указанная денежная сумма за приобретённое жилое помещение продавцу Кудиновой Е.С. не выплачена, акт приема-передачи жилого помещения не составлен.

Решением Савеловского районного суда г. Москвы от 26 июня 2008 г. исковые требования Кудиновой Е.С. удовлетворены частично. Договор купли-продажи квартиры, заключенный между Кудиновой Е.С. и Виноградовой Н.М. 6 декабря 2006 г. расторгнут. В остальной части исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 23 сентября 2008 г. решение суда первой инстанции отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением Савеловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2009 г., оставленным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 августа 2009 г. без изменения, исковые требования Кудиновой Е.С. удовлетворены.

Постановлением президиума Московского городского суда от 25 декабря 2009 г. решение суда первой инстанции и определение суда кассационной инстанции отменены и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением Савеловского районного суда г. Москвы от 18 февраля 2010 г. к участию в деле в качестве соответчика был привлечён супруг Виноградовой Н.М. — Виноградов А.А.

Определением Савеловского районного суда г. Москвы от 4 мая 2010 г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, был привлечён Третьяков А.В., которому после вступления в законную силу решения Савеловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2009 г. истцом Кудиновой Е.С. была продана спорная квартира.

Решением Савеловского районного суда г. Москвы от 28 мая 2010 г. в удовлетворении исковых требований Кудиновой Е.С. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2010 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым иск Кудиновой Е.С. в части требований о расторжении договора купли-продажи квартиры от 6 декабря 2006 г. удовлетворен, в удовлетворении исковых требований о возврате квартиры — отказано.

В надзорных жалобах заявители Виноградова Н.М. и Виноградов А.А. ставят вопрос о передаче жалоб с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены определения суда кассационной инстанции от 12 октября 2010 г. с оставлением в силе решения суда первой инстанции от 28 мая 2010 г.

По результатам изучения доводов надзорной жалобы Виноградовой Н.М. 16 февраля 2011 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.M. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и её же определением от 18 апреля 2011 г. надзорная жалоба Виноградовой Н.М. и поступившая позднее (10 марта 2011 г.) надзорная жалоба Виноградова А.А. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов надзорных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в порядке надзора обжалуемого определения суда кассационной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в данном деле такого характера существенное нарушение норм материального права было допущено судом кассационной инстанции, которое выразилось в следующем.

Как установлено судом, Кудиновой Е.С. на праве собственности принадлежала однокомнатная квартира общей площадью 30,5 кв. метра, жилой площадью 17,8 кв. метра, расположенная по адресу: .

6 декабря 2006 г. между Кудиновой Е.С. и Виноградовой Н.М. был заключён договор купли-продажи указанной квартиры, в соответствии с которым она была приобретена в собственность Виноградовой Н.М., состоящей в браке с Виноградовым А.А. 29 декабря 2006 г. в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ними внесена запись о переходе прав на спорную квартиру на имя Виноградовой Н.М., о чем ей выдано соответствующее свидетельство о праве собственности. На момент заключения договора купли-продажи в квартире никто зарегистрирован по месту жительства не был. Ответчики были зарегистрированы в спорной квартире по месту жительства 24 января 2008 г.

Квартира фактически передана истцом во владение ответчика Виноградовой Н.М., ответчики проживают в спорной квартире до настоящего времени.

Письменное уведомление Кудиновой Е.С. о расторжении договора, адресованное ответчику Виноградовой Н.М., датировано 8 февраля 2008 г., то есть по истечении более года после заключения договора купли-продажи квартиры.

При этом саму по себе ссылку истца на непередачу денежных средств в счёт оплаты стоимости квартиры по договору купли-продажи стороной ответчика стороне истца, несоставление акта приема-передачи квартиры как на существенное нарушение договора покупателем суд, исходя из понятия существенного нарушения договора, содержащегося в п. 2 ст. 450 ГК РФ, посчитал недостаточным для признания названных нарушений со стороны покупателя существенными.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Кудиновой Е.С. о расторжении договора купли-продажи квартиры, суд кассационной инстанции исходил из следующих выводов.

По требованию одной из сторон договор может быть изменён или расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной; существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора ( п. 2 ст. 450 ГК РФ).

В соответствии со ст. 556 ГК РФ передача недвижимости продавцом и принятие её покупателем осуществляются по подписываемому сторонами передаточному акту или иному документу о передаче. Согласно п. 13 договора купли-продажи квартиры, заключённого между Кудиновой Е.С. и Виноградовой Н.М. 6 декабря 2006 г., данный договор считается исполненным при условии выполнения сторонами следующих обязательств: передаче покупателем указанной в договоре суммы продавцу за приобретаемую по этому договору квартиру; передаче продавцом покупателю вышеуказанного жилого помещения по подписываемому сторонами передаточному акту.

Судом первой инстанции установлено, что спорное жилое помещение в установленном порядке по соответствующему передаточному акту Кудиновой Е.С. Виноградовой Н.М. либо её супругу Виноградову А.А. не передавалось; денежные средства по договору Виноградовой Н.М. также не выплачены. Тем самым, по мнению суда кассационной инстанции, со стороны покупателя Виноградовой Н.М. допущено существенное нарушение договора купли-продажи квартиры, которое повлекло для продавца Кудиновой Е.С. такой ущерб, который лишил ее того, на что Кудинова Е.С. была вправе рассчитывать при заключении названного договора, что согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ является основанием для расторжения договора купли-продажи квартиры. Поэтому отказ суда первой инстанции в расторжении договора был признан судом кассационной инстанции незаконным и необоснованным.

Также суд кассационной инстанции пришел к выводу, что в случае расторжения договора купли-продажи продавец, не получивший оплату по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании ст. 1102 , 1104 ГК РФ о неосновательном обогащении, несмотря на то, что в соответствии с п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Однако в связи с тем, что спорная квартира продана Кудиновой Е.С. Т. и принадлежит ему на праве собственности, суд кассационной инстанции не удовлетворил требование Кудиновой Е.С. о возврате ей квартиры.

Это интересно:  Как выписать человека из квартиры, если он там не проживает и не платит? Основания и доказательства для суда

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает выводы суда кассационной инстанции ошибочными, основанным на неправильном толковании норм материального права.

Так, судом первой инстанции установлено и из материалов дела усматривается, что договор купли-продажи спорной квартиры от 6 декабря 2006 г. был фактически исполнен продавцом Кудиновой Е.С. Управлением Федеральной регистрационной службы по Москве произведена государственная регистрация договора купли-продажи квартиры и перехода права собственности на квартиру к покупателю Виноградовой Н.М., которой выдано свидетельство о праве собственности на квартиру. Квартира фактически передана истцом во владение ответчиков. Ответчики Виноградовы постоянно проживают в спорной квартире, зарегистрированы в ней.

С учётом приведенных обстоятельств и положений ст. 556 ГК РФ само по себе неподписание предусмотренного договором купли-продажи квартиры передаточного акта не свидетельствовало, как правильно указал суд первой инстанции, о том, что продавец не исполнил обязанность по передаче квартиры покупателю, а покупатель — обязанность по принятию проданной ему квартиры.

Основания и последствия расторжения договора определены соответственно в ст. 450 и п. 4 ст. 453 ГК РФ.

Из содержания названных статей ГК РФ следует, что по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда только в случаях, предусмотренных законом или договором. При этом возможность возвращения сторонами исполненного по договору до момента его расторжения также должна быть предусмотрена законом или договором. В противном случае всё полученное каждой из сторон по договору остается у неё и ни одна из сторон не может требовать возвращения того, что было исполнено по обязательству до момента, когда состоялось расторжение договора.

Вместе с тем в п. 3 ст. 486 ГК РФ ( глава 30, § 1 Общие положения о купле-продаже») содержится специальная норма, определяющая правовые последствия несвоевременной оплаты покупателем переданного ему продавцом товара по договору купли-продажи. Они заключаются в следующем: продавец имеет право потребовать оплаты товара и дополнительно уплаты процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Руководствуясь вышеприведёнными положениями закона ( ст. 450 , п. 4 ст. 453 , п. 3 ст. 486 ГК РФ), а также исходя из установленных по делу обстоятельств и согласованных сторонами условий договора купли-продажи квартиры от 6 декабря 2006 г., суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что истцу (продавцу квартиры) не было предоставлено ни законом, ни договором купли-продажи право требовать от ответчика (покупателя квартиры) возврата переданной по договору квартиры даже в случае нарушения ответчиком обязательств по оплате стоимости квартиры.

Что касается доводов суда кассационной инстанции о праве продавца согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ на расторжение договора купли-продажи при существенном нарушении договора покупателем, к которому им отнесена невыплата покупателем стоимости квартиры продавцу, то они основаны на ошибочном толковании норм ГК РФ.

Из содержащегося в п. 2 ст. 450 ГК РФ понятия существенного нарушения договора одной из сторон (существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора) следует, что сторона, предъявляющая в суд требование о расторжении договора по этому основанию, должна представить доказательства, подтверждающие именно такой характер нарушения.

Между тем истец не представил суду каких-либо доказательств причинения значительного, по смыслу п. 2 ст. 450 ГК РФ, ущерба, как того требует ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, посчитав таковым сам факт невыплаты денег за квартиру ответчиком. Однако именно такое значение придал данному факту суд кассационной инстанции, вследствие чего неправомерно, то есть без учёта положений п. 2 ст. 450 ГК РФ, признав существенным нарушением договора купли-продажи квартиры саму по себе невыплату покупателем денег продавцу.

Поэтому вывод суда кассационной инстанции о наличии основания для расторжения договора купли-продажи квартиры сделан с нарушением норм материального права и противоречит установленным судом первой инстанции по делу обстоятельствам.

Также неправильно суд кассационной инстанции в подтверждение своего вывода о необходимости удовлетворения исковых требований Кудиновой Е.С. о расторжении договора купли-продажи квартиры сослался на п. 65 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда N 10/22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», неправильно истолковав его. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в указанном пункте регистрация перехода права собственности к покупателю на проданное недвижимое имущество не является препятствием для расторжения договора по основаниям, предусмотренным ст. 450 ГК РФ. Однако в данном случае таких оснований для расторжения договора купли-продажи квартиры не имелось. По этой причине неприменимы к отношениям сторон и положения о праве продавца, не получившего оплату по договору купли-продажи, требовать возврата переданного покупателю имущества на основании ст. 1102 , 1104 ГК РФ о неосновательном обогащении, как полагал суд кассационной инстанции.

Таким образом, у суда кассационной инстанции не имелось предусмотренных законом оснований для отмены решения суда первой инстанции, так как выводы суда кассационной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права о расторжении договора.

Учитывая изложенное, определение суда кассационной инстанции нельзя признать законным. Оно принято с существенным нарушением норм материального права, повлиявшим на исход дела, без его устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ответчиков, в связи с чем в соответствии со ст. 387 ГПК РФ указанное определение подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. 387 , 388 , 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2010 г. отменить и оставить в силе решение Савеловского районного суда г. Москвы от 28 мая 2010 г.

Законодательная база Российской Федерации

Энциклопедия ипотеки

Заседание по национальным проектам — главное о жилье

Главное – люди. Участники программы Архитекторы.РФ о будущем российских городов

Банк «Российский капитал» — на 35 месте по объему потребительских кредитов

Проблемные стройки – как справляются в регионах?

Как продвигается реновация в Москве и когда программа придет в другие регионы?

Юридический словарь

Вопрос-ответ

Возможно ли приватизировать жилое помещение без согласия одного из совместно проживающих членов семьи нанимателя?

Техосмотр сейчас можно пройти в любом регионе или только где стоит машина на учете?

Приходилось ли Вам участвовать в коррупции (брать или давать взятку) в этом месяце?

  • Главная
  • Все новости

Верховный суд разрешил отказываться от негодной квартиры после покупки

28 марта 2017 года

Покупатель жилья имеет право вернуть деньги, выплаченные за квартиру, которая его не устроила, постановил Верховный суд.

Человек, который приобрел квартиру ненадлежащего качества, имеет право вернуть жилье продавцу и потребовать возврата полной стоимости квартиры. Такое решение вынес Верховный суд, сообщает «Российская газета».

Поводом для этого вердикта стало разбирательство между продавцом и покупателем квартиры в Сочи. После того, как стороны заключили договор купли-продажи, новый владелец жилья обнаружил в нем существенные недостатки, говорится в заметке. Собственник назвал эти недостатки «скрытыми» и отметил, что они не позволяют «использовать квартиру по прямому назначению», указывает издание.

Покупатель негодной квартиры обратился в Адлерский районный суд города Сочи с требованием признать сделку незаконной. В качестве доказательства своей позиции истец приложил заключение эксперта, который подтвердил наличие дефектов и согласился с доводами владельца. Тем не менее, местный суд отказался аннулировать договор.

В суде решили не учитывать экспертное заключение, так как перед проведением экспертизы автора не предупредили об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, пишет «Российская газета».

Это интересно:  Согласование перепланировки квартиры: порядок действий, как сделать и где оформить переустройство жилого помещения правильно и законно?

Верховный суд постановил, что сочинский суд допустил нарушения при рассмотрении дела, сказано в публикации. В частности, районный суд был обязан учесть заключение экспертизы, а в случае недостаточности этого отчета мог назначить дополнительную экспертизу для определения качества жилья.

Также Верховный суд обратил внимание коллег из нижестоящей инстанции на 469 статью Гражданского кодекса, в которой прописано, что при отсутствии особых оговорок о качестве продукта в договоре купли-продажи продавец обязан предоставить покупателю товар, пригодный «для целей, для которых товар такого рода используется». Если же в товаре (в данном случае — в квартире) обнаружатся неустранимые недостатки, которые препятствуют его использованию, покупатель имеет право отказаться от сделки и потребовать возврата своих денег.

После того, как Верховный суд разрешил покупателям жилья отказываться от негодных квартир, Адлерский суд будет обязан пересмотреть дело истца в соответствии с доводами и указаниями, полученными от Верховного суда, утверждает «Российская газета».

Судом вынесено решение о возврате квартиры, полученной путем мошеннических действий

02 декабря 2016 года Копейским городским судом Челябинской области вынесено решение по гражданскому делу по иску гражданки Р. к В., Ш., Я., ПАО «Сбербанк России» о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права собственности, признании недействительным кредитного договора, закладной.

В обоснование иска указано, что истец проживает и прописан в квартире. В феврале 2016 году ей стало известно, что она уже не является собственником квартиры, где проживает, так как от ее имени 16 декабря 2014 года был оформлен договор дарения принадлежащей ей квартиры на имя Ш. Из сведений Управления Росреестра установлено, что собственником квартиры в настоящее время является В. и квартира отдана под залог в обеспечение кредита, полученного им в отделении ПАО «Сбербанк России». Являясь собственником указанной квартиры, она ее никому не дарила, не продавала, так как квартира является единственным местом для ее проживания.

Ответчик В. исковые требования не признал, суду пояснил, что по просьбе своей супруги, которая занимается недвижимостью, он зарегистрировал на свое имя квартиру и оформил в банке ипотеку, чтобы рассчитаться за эту квартиру. Квартиру не осматривал, для проживания не приобретал.

Представитель ответчика ПАО «Сбербанк России» в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требований, ссылаясь на то, что банк является добросовестным залогодержателем и не мог предвидеть факт признания в будущем договора купли-продажи недействительным.

При рассмотрении данного дела суд установил, что истица являлась собственником двухкомнатной квартиры на основании договора безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан, а потом указанную квартиру она подарила Ш. В последующем данная квартира была несколько раз продана по договору купли-продажи, последний собственник В. приобрел квартиру на заемные средства, в связи с чем залогодержателем квартиры стал ПАО «Сбербанк России».

В соответствии с ч. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительная по основаниям, установленным Гражданским Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспаримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная).

В соответствии с ч. 2 ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

При совершении сделки под влиянием обмана формирование воли стороны сделки (потерпевшего) происходит не свободно, а вынужденно, под влиянием недобросовестных действий другого лица (контрагента), заключающихся в умышленном создании у потерпевшего ложного (искаженного) представления об обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки и ее предмете.

Как следует из правовой позиции, содержащейся в п. 99 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», сделка под влиянием обмана, совершенного как стороной такой сделки, так и третьим лицом, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (п. 2 ст. 179 ГК РФ).

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки. При этом подлежит установлению умысел лица, совершившего обман.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное об обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки (абз. 3 п. 2 ст.179 ГК РФ).

Судом было установлено, что у истицы – собственника квартиры не было намерений на распоряжение спорной квартиры по договору дарения, сделка была совершена под влиянием обмана со стороны третьих лиц – В. и С., содействовавших в совершении сделки Ш. как одаряемой.

Данные обстоятельства подтверждались материалами уголовного дела, показаниями в качестве обвиняемой по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество) — В., показаниями допрошенной в качестве свидетеля в рамках уголовного дела С., тем, что фактически спорное имущество не передавалось, намерений у Р. на распоряжение имуществом отсутствовало.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что договор дарения квартиры, заключенный между Р. и Ш., был совершен под влиянием обмана, спорное имущество выбыло из владения истицы с пороком воли, что в соответствии с п. 2 ст. 179 ГК РФ является основанием для признания договора дарения недействительным.

Следовательно, договор дарения спорной квартиры недействителен с момента его заключения и не мог служить основанием государственной регистрации перехода права собственности на квартиру.

В силу п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительная с момента ее совершения.

Согласно п. 2 ст.167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуги) возместить его стоимость в деньгах – если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В связи с тем, что договор дарения квартиры был признан судом недействительным, следовательно, следует признать недействительным и совершенную В. закладную относительно спорной квартиры, в виду отсутствия у него (права заложить квартиру, которая ему не принадлежит, во исполнение его кредитных обязательств перед ПАО «Сбербанк России»).

Таким образом, исковые требования Р. были удовлетворены частично, договоры дарения и купли-продажи были признаны недействительными и применены последствия недействительности указанных сделок, квартиры была возращена истице, а закладная на квартиру была признана недействительной.

Решение не вступило в законную силу.

Если квартира получена на основании решения суда

Откроется во всплывающем окне.»> ПОШАГОВАЯ ИНСТРУКЦИЯ – продолжение:

Решение суда – это законодательный акт, подлежащий исполнению в безусловном порядке. Подразумевается, что все споры, претензии и имущественные правопритязания уже рассмотрены судом, и по ним вынесен внятный и однозначный вердикт – кто какие права в итоге имеет на данное имущество.

Чаще всего судебные решения о принадлежности имущества (в т.ч. недвижимого) выносятся в результате споров бывших супругов, которые не могут сами договориться, и поделить между собой свое добро – Откроется в новой вкладке.»>общую совместную собственность.

Но бывают и другие ситуации, требующие, чтобы именно суд определил право собственности на квартиру для того или иного претендента. Например, споры по поводу Откроется в новой вкладке.»>наследства.

В любом случае, документом-основанием для Откроется в новой вкладке.»>регистрации права собственности будет служить решение суда.

В этом решении суда может быть перечислено много различного имущества, которое распределяется между сторонами конфликта, но нас будет интересовать только указание, связанное с квартирой.

Следует иметь ввиду, что суд может распределить между сторонами конфликта не только права собственности на квартиру, но и Откроется в новой вкладке.»>права пользования ею. В том числе – Откроется в новой вкладке.»>имущественные права детей в отношении квартиры (если таковые присутствуют в составе семьи).

Если в формулировках решения суда нам встречаются неоднозначные или не совсем понятные заключения, то можно обратиться за Откроется в новой вкладке.»>дополнительной консультацией юриста для разъяснения возникших вопросов.

Это интересно:  Законодательство

Но обычно судебные решения составляются таким образом, что их формулировки трактуются однозначно, и не вызывают дополнительных споров по решенным вопросам.

Для Покупателя квартиры, в данном случае, решение суда – довольно удобный документ, т.к. он ясно определяет принадлежность квартиры, состав ее собственников (в т.ч. несовершеннолетних), и наличие или отсутствие Откроется в новой вкладке.»>обременений на нее в связи с возникшим спором.

Другими словами, те споры и правопритязания на квартиру, которые могли бы возникнуть, уже возникли, и были рассмотрены и решены в судебном порядке. Права собственности на квартиру определены, и зарегистрированы в Росреестре. Для Покупателя риски возникновения новых споров на ту же тему существенно снижаются.

Теоретически, оспорить решение суда все же можно, но крайне сложно.

Опять же, если возникшему праву собственности более 3-х лет, т.е. судебное решение было вынесено достаточно давно, то вероятность его оспаривания ничтожно мала.

Значит, Покупателю здесь можно вздохнуть спокойно.

Судебное решение также может являться основанием для регистрации права собственности и в случае оспаривания предыдущей сделки с квартирой. Если сделка ранее была признана судом Откроется в новой вкладке.»>недействительной, то на основании этого решения суда квартира была возвращена прежнему владельцу.

Другими словами, наш Продавец уже кому-то ранее продал свою квартиру, но потом сумел отсудить ее обратно, и снова стал ее владельцем. В принципе – все по закону. Но захотим ли мы иметь дело с таким Продавцом?

На вторичном рынке жилья грамотная поддержка юриста особенно важна для Покупателя.
Проверить Продавца и документы на квартиру, снизить риски и сопроводить сделку помогут профильные юристы — Откроется в новой вкладке.»>ЗДЕСЬ.

Чтобы продолжить шаги ИНСТРУКЦИИ, возвращаемся назад, в предыдущий раздел, и оттуда идем дальше, вниз по шагам.

Квартира за долги

Квартирные тяжбы — одни из самых трудных и долгих. А когда речь идет о возвращении незаконно отнятого жилья, то такие дела вообще можно назвать исключительными. Важное решение вынес Верховный суд, который разобрался в очень запутанном и трудном квартирном деле женщины с Дальнего Востока. Главное в этом решении — то, что высший суд разъяснил нижестоящим коллегам, как правильно надо разрешать споры про долги и связанные с ними аресты жилья.

Женщина, о деле которой идет речь, столкнулась с несправедливостью в судах очень давно — в 2001 году. И лишь недавно смогла наконец доказать свою правоту в Верховном суде. Согласитесь, на такой подвиг способен далеко не каждый.

Все началось с того, что жительница Владивостока обратилась в суд с иском к Главному управлению юстиции по Приморскому краю, к судебному приставу Ленинского района города, Дальневосточному отделению Российского фонда федерального имущества и новому хозяину своей бывшей квартиры. Она просила признать недействительными торги и договор купли- продажи ее жилья. Но главное — она требовала вернуть ей проданную квартиру. Гражданку лишил квадратных метров пристав-исполнитель. Ему по решению суда надо было взыскать с женщины 54 тысячи рублей. Недолго думая, пристав забрал у женщины жилье и отдал его местному Фонду федерального имущества. Весной 2003 года эта организация продала квартиру почти за 300 тысяч рублей.

Жительница Владивостока пошла обивать судейские пороги, доказывая, что квартира — единственное жилье у нее и двух несовершеннолетних детей. Другой немаловажный аргумент пострадавшей — ее долг несоизмерим со стоимостью жилья. Районный суд, позаседав, наконец осенью 2004 года отказал женщине. Краевой суд спустя еще несколько месяцев это решение отменил и вернул дело в район. Упрямая гражданка не сдавалась.

Прошел почти год, и районный суд наконец-то сделал один шаг навстречу обездоленной истице. Торги по квартире и договор купли-продажи жилья наконец признали незаконными. Но в возврате квартиры женщине отказали. Краевой суд согласился с таким странным решением.

Судебная чехарда продолжилась и в 2007 году. Президиум краевого суда после очередных жалоб вдруг резко отменяет все прежние «половинчатые» решения и единственно законным признает самое первое решение районного суда, по которому женщине во всем отказали.

Наконец жительница Владивостока дошла до Верховного суда и попросила его отменить прежние судебные отказы. Уже в 2009 году Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила это многострадальное квартирное дело и заявила про серьезные нарушения закона.

Главная судебная инстанция страны по полочкам разложила все перипетии приморских судов. Этот разбор крайне важен не только для истицы, но и для тех, кто столкнулся с похожей ситуацией. Высший суд заявил: торги по продаже жилья были недействительными. Следующее нарушение — квартиру нельзя было трогать. По статье 446 Гражданского процессуального кодекса взыскание не может быть обращено на жилое помещение, если оно для должника — единственное. Исключение из этих правил — квартиры, взятые по ипотеке. Дальше — больше. Отнимать квартиру за 300 тысяч в уплату долга в 50 тысяч — шаг неправильный и незаконный. В Законе «Об исполнительном производстве» от 1997 года — именно в такой редакции действовал закон на момент продажи квартиры — сказано дословно: «взыскание накладывается на вещи должника в том размере и объеме, которые необходимы для выполнения решения суда о долге». Но не больше. И это еще не все. Местные суды в какой-то момент тоже говорили про незаконность торгов. Но они промолчали про главное: по статье 449 ГПК признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, победившим на торгах. Строго по закону недействительность сделки по 167-й статье Гражданского кодекса обязательно имеет серьезные последствия: каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Причем, подчеркивает Верховный суд, вопрос о приведении сторон в первоначальное положение должен решаться судом одновременно с признанием сделки недействительной. А не когда-нибудь потом.

Победа смелой и упорной жительницы Владивостока дорогого стоит. Потому как попытки отнять жилье за очень небольшой долг стали на просторах Родины почти регулярной практикой. В том же Владивостоке, если верить информации Управления судебных приставов по Приморскому краю, была и другая женщина, которая лишилась квартиры за незначительный долг. Наша победительница в Верховном суде была из Ленинского района, а эта из Первомайского. Приставы в своем сообщении заявили, что «в случае злостного уклонения от исполнения судебного решения о взыскании даже небольшой суммы долга можно лишиться жилплощади. Именно так произошло с жительницей Владивостока, которая в течение двух лет пыталась найти всевозможные способы избежать выплаты долга и остаться безнаказанной. Речь шла о Первомайском районе Владивостока. Было возбуждено исполнительное производство о взыскании с гражданки Б. суммы долга в размере около 25 тысяч рублей. Ответчица (впоследствии должница) причинила ущерб своим соседям, залив их квартиру водой».

А в Уссурийске местные чиновники отправили в городской суд тысячи исковых заявлений «О прекращении права собственности в связи с невнесением платы за жилое помещение и коммунальные услуги в течение более шести месяцев».

В конце этих писем за подписью представителя администрации Уссурийского городского округа — просьба к Фемиде о вынесении решения о продаже с публичных торгов жилого помещения по такому-то адресу, собственником которого является. и далее указывается фамилия, — и выселении всех зарегистрированных и проживающих в принадлежащем собственнику жилом помещении членов семьи.

В этот список чохом вписали всех должников, даже тех, у кого сумма задолженности по квартплате от пяти тысяч и меньше рублей.

В таких случаях большим благом для граждан станет важное решение Верховного суда. Повторимся, оно служит прямым указанием всем судьям во всех регионах, как рассматривать подобные дела и не нарушать законные права граждан.

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, zakonbase.ru, www.pravosoznanie.org, kvartira-bez-agenta.ru, rg.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector