+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Кредитный договор от имени гражданина заключен мошенником. Применимое право

Несмотря на попытки властей сократить количество мошенничества, число жертв на убыль не идет. Впрочем, в некоторых случаях мошенникам не нужно изобретать велосипед, а достаточно положиться на доверчивость и невнимательность граждан. Так на Урале появилась группа людей, действующая от имени кредитного брокера «Оптима Кредит». Злоумышленники решили не выдумывать ничего нового, а просто присоединиться к небезызвестной компании и вести деятельность от ее имени. Мошенники просто позаимствовали название кредитного брокера и все юридические данные и начали заключать с доверчивыми уральцами кредитные договоры и красть деньги.

Буквально сегодня в екатеринбургский офис «Оптима Кредит» ворвался мужчина и потребовал возврата денег. В руках жертвы оказался договор на оказание услуг кредитования от декабря прошлого года, заключённый в городе Южноуральске.

И если раньше мошенники старались вести свою деятельность более скрыто и лишний раз не «светиться», то сегодня они не боятся активно рекламировать свои услуги. В Челябинской области «лжеброкеры» распространяют буклеты по почтовым ящикам, а также расклеивают объявления на домах.

Сама компания «Оптима Кредит» причастность к деятельности челябинского «подразделения» отрицает.

Не насторожило доверчивых граждан и то, что «лжеспециалисты» не имеют офиса и стационарного телефона, и сами выезжают к клиенту на сделку. Еще одним подозрительным моментом был размер вознаграждения: за свои услуги мошенники брали 10% от суммы получаемого заемщиком кредита, когда обычные брокерские компании берут 3—5% от суммы заема.

«В городе Южноуральске не существует профессионального кредитного брокера «Оптима Кредит», так как официальное присутствие компании обеспечено только в городе Екатеринбурге. Подписывать всю соответствующую документацию имеет право только генеральный директор Е.Г. Шмелёв, то есть я. Если специалисты работают на выезде, то они обязательно имеют при себе доверенность генерального директора. Любой наличный расчёт осуществляется в официальном офисе компании в Екатеринбурге с выдачей соответствующей платёжной документации (чеки, акты оказанных услуг, счета-фактуры). Все необходимые данные указаны на нашем официальном сайте», — поясняет генеральный директор КБ «Оптима Кредит» Евгений Шмелёв.

Также в компании пояснили, что с таким мошенничеством уже не сталкивались давно. А чтобы злоумышленники работали в открытую и активно рекламировались — вообще впервые.

На данный момент этот случай оказался частным и массового характера пока не носит.

Юридически сама компания никак не причастна к действию мошенников, поэтому обращаться в правоохранительные органы не намерена, а советует сделать это обманутым клиентам, написав заявление в полицию на имя исполнителя договора.

Позже сотрудниками «Оптима Кредит» был обнаружен сайт мошенников с похожим названием домена кредитного брокера — www.credit-optima.ru.

«Скорее всего, мошенники вели свою деятельность в Челябинской области с декабря прошлого года. А сейчас, заработав немного денег, они наверно сменят свою географию», — резюмировали в «Оптима Кредит».

По мнению старшего партнера агентства юридической безопасности «Интеллект-С» Романа Речкина, подобные случаи не являются сильно распространенными, поскольку преступления в такой схеме — достаточно очевидны. Подобные действия сразу привлекают внимание настоящего исполнителя и довольно несложно выявляются и доказываются.

«В данном случае явно есть признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ «Мошенничество», поскольку имеет место лишение клиента имущества (денег) путем введения его в заблуждение относительно лица, которое предлагает ему услуги. Ситуация достаточно очевидна, необходимо обращаться в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела», — считает эксперт.

Роман Речкин отмечает, что обезопасить себя от подобных проблем достаточно: обращаться лишь в проверенные компании с репутацией на рынке, не забывать читать отзывы клиентов. Что касается подписания договоров и иных подобных документов, то нужно внимательно изучать их, а при необходимости — консультироваться со специалистами в финансовой сфере, экономистами, юристами. Также не будет лишним обратить внимание на наличие офиса и на людей, с которыми ты заключаешь договор, а также зайти на сайт настоящей компании, чтобы увидеть, что у нее нет офиса по такому адресу.

«Мошенничество — преступление, совершаемое на доверии. Поэтому чем меньше мы доверяем, тем больше шансов не быть обманутыми. Подписывая любой договор, необходимо убедиться не только в полномочиях лица, выступающего от имени организации-контрагента, затребовав действующую доверенность, но и в существовании самого контрагента», — отмечает руководитель аналитической службы Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности «taxCOACH» Анастасия Тайшина.

Специалист советует проверять наличие оригиналов свидетельств о регистрации компании или их копий, заверенных нотариусом. Также можно проверить соответствие сведений в этих документах данными Единого государственного реестра юридических лиц на сайте ФНС России в разделе «Проверь себя и контрагента».

«Нередки случаи, когда несколько действующих юридических лиц имеют абсолютно одинаковые названия, и здесь без проверки дополнительных индивидуализирующих сведений просто не обойтись. Дополнительно можно требовать документ о возложении на директора компании его функций (Протокол Общего собрания участников ООО или выписка из него), чтобы убедиться в том, что доверенность действительно выдана от имени этой компании и уполномоченным на это лицом», — заключила Анастасия Тайшина.

Конечно же, все прежние телефоны мошенников сейчас недоступны, поэтому связаться с ними не удалось.

Применимое право в договоре

primenimoe_pravo.jpg

Похожие публикации

Заключая внешнеэкономическую сделку, стороны вправе выбрать, на основе какого национального законодательства будут регулироваться правоотношения между ними. Таким образом они устанавливают применимое право в договоре. Отсутствие необходимых формулировок или их неточность могут привести к нежелательным последствиям для контрагентов в случае их обращения в суд.

Основные нормы Гражданского кодекса о применимом праве

Изучение вопроса о применимом праве в договоре следует начать с Гражданского кодекса РФ. Этот правовой источник содержит несколько глав, посвященных правоприменению в гражданских отношениях с участием иностранных субъектов (главы 66 – 68).

Непосредственно о регулировании применимого права в тексте заключаемых договоров говорится в двух основных (но не единственных) статьях ГК РФ: 1210 и 1211. В частности, они содержат следующие важные положения:

участники договора могут выбрать применимое право, указав его в документе (п.1 ст. 1210 ГК);

стороны вправе определить, подлежит ли оно применению к договору в целом, или к какой-то его отдельной части (п.4 ст. 1210 ГК);

выбор может быть сделан и после заключения договора и при этом иметь обратную силу (п.3 ст. 1210 ГК);

если контрагенты не договорились о том, какое право будет применяться, нужно исходить из места проживания стороны соглашения, чьи обязательства имеют решающее значение для исполнения заключенного договора (п.1 ст. 1211 ГК).

В ст. 1211 ГК перечисляется, какая сторона договора имеет решающий статус, в зависимости от его содержания. Таковым считается более «активный» участник, основоположник какой-либо сделки. Например, при дарении это даритель, при аренде – арендодатель, при купле-продаже – продавец.

Применимое право в контракте: зачем его нужно оговаривать

Пункт договора, фиксирующий, какое право применяется при возникновении спора или правоотношениях, не урегулированных контрактом, важен по следующим причинам:

Далеко не все ситуации, возникающие в процессе исполнения договора, можно предусмотреть в тексте этого документа.

Когда контрагенты являются гражданами различных государств, они должны четко представлять, законодательством какой страны будут регулироваться те или иные вопросы. Внутренние нормы национальных законов очень несхожи между собой, по-разному регламентируя значимые правовые вопросы.

Если возникший между партнерами спор не удастся уладить путем переговоров, его разрешением придется заниматься суду. При этом будет учитываться оговорка о применимом праве, содержащаяся в контракте.

Даже если стороны в своей деятельности ориентируются на международные договоры, конвенции, регламентирующие определенные вопросы внешнеэкономического взаимодействия, в таких документах могут иметься пробелы (то есть вопросы, ими не урегулированные). Если же эти условия не будут прописаны и в договоре, то при разрешении спора суд восполняет указанные пробелы, используя нормы применимого национального законодательства.

Применимое право в договоре: формулировка

В договоре с иностранным контрагентом необходимо точно и юридически грамотно сформулировать пункты о применимом праве. У суда не должно возникать сомнений, какое именно законодательство подразумевается контрактом.

Примером крайне неудачной формулировки служит фраза, что спорные вопросы разрешаются на основе законодательства двух стран, которым принадлежат бизнес-партнеры. Практически всегда в правовых источниках разных государств будут существенные расхождения, и суд не сможет установить, какими нормами ему руководствоваться при принятии решения. Поэтому подобная формулировка, скорее всего, будет признана недействительной.

Также неправильно употреблять обтекаемые, слишком общие словосочетания. Например, в качестве применяемого права указывать «принципы справедливости», «обычаи международной торговли», «деловые обыкновения», «мировое право». Также нельзя ссылаться на законодательные источники, утратившие юридическую силу.

Оговорка о применимом праве должна быть лаконичной и недвусмысленной, например: «По настоящему договору применимым правом является право Российской Федерации, в соответствии с которым разрешаются все споры и разногласия между сторонами».

Кредитный договор от имени гражданина заключен мошенником. Применимое право

Вопросы применимого права

Правовое обеспечение движения ссудного капитала в сфере международных финансовых отношений оформляется в виде международной кредитной сделки.

Чтобы отнести трансграничную или кредитную сделку к международной кредитной, нужно наличие следующих отличительных признаков:

— участие в кредитовании международных финансовых организаций, транснациональных банков, их филиалов, а так же банков, расположенных на территории нескольких государств;

— заемщиком должны выступать средние или крупные корпорации, так же заемщиком может быть и государство;

— кредиты предоставляются на среднесрочной и долгосрочной основе;

— активное использование выпуска ценных бумаг при предоставлении кредита;

— отсутствуют единообразные международно-правовые нормы, которые регулируют международные кредитные сделки.

Международная кредитная сделка может быть признана таковой при наличии в ней иностранного элемента, который может проявляться в двух вариациях:

— если кредитор (или же, например, только один из банков, входящих в состав банковского синдиката) и заемщик расположены в различных государствах (так называемые, трансграничные (cross-border) международные кредитные сделки);

— если кредит предоставляется банком (банком-агентом при синдицированном кредите) заемщику в валюте третьей страны или одной из указанных валют (трансвалютные (cross currency) международные кредитные сделки — при этом банк и заемщик расположены в различных государствах).

Классификация трансграничных кредитных сделок проводится по нескольким категориям:

1) во-первых, в соответствии с валютой займа, сделки могут совершаться:

Это интересно:  Договор найма дома между физическими лицами

— в национальной валюте должника,

— в национальной валюте кредитора,

— в валюте третьей страны,

— с использованием международных валютных единиц (евро, специальные права заимствования);

2) во-вторых, в кредитные сделки могут различаться в соответствии со сроком предоставления кредита:

— сверхсрочные (суточные, недельные, до трех месяцев),

— краткосрочные (до 1года),

— среднесрочные (от одного года до пяти лет),

— долгосрочные (свыше пяти лет);

3) в-третьих, с точки зрения особенностей субъектного состава:

a) с точки зрения кредитора:

— международные кредитные сделки, где кредитором является банк или международная финансовая организация,

— международные кредитные сделки, где в роли кредитора выступают два или более банка, которые действуют в рамках единого кредитного соглашения (международные консорциальные (синдицированные) кредитные сделки);

b) с точки зрения заемщика:

— на международные кредитные сделки, где в роли заемщика выступает коммерческая (корпоративные займы) или некоммерческая организация, при этом при кредитовании внешнеторговых сделок кредит может предоставляться как экспортеру, так и импортеру (так называемые товарные кредиты),

— международные кредитные сделки, где в роли заемщика выступает государство (так называемые суверенные займы);

4) в-четвертых, с точки зрения формы предоставления кредита:

— путем перевода денежных средств,

— с использованием ценных бумаг (векселей, облигаций);

5) в-пятых, с точки зрения целевого характера использования кредита:

— совершения определенной сделки (группы сделок),

— определенной сферы предпринимательской деятельности,

— определенного объекта предпринимательской деятельности.

Исследуя правовое регулирование международных сделок, нельзя обойти вниманием вопрос о праве, применимом к таким сделкам. В международной кредитной сделке самостоятельный (согласованный с заемщиком) выбор применимого права наиболее предпочтителен для банка, поскольку позволяет снизить правовые риски, связанные с применением норм того или иного законодательства. Поскольку кредитор, как правило, имеет возможность самостоятельно определять условия предоставления кредита, то право страны банка обычно указывается в качестве применимого права. Когда в договоре выбирается право страны заемщика, заемщик может оказаться в более выгодном положении, чем кредитор. Он обладает более выгодным положением потому, что собственное право заемщика, со всеми законодательными и правовыми особенностями, как правило, более знакомо и подходит ему, чем, какое-либо другое, вследствие, хотя бы юрисдикционной принадлежности заемщика стране применимого права. В данной ситуации кредитор вынужден нести большую часть правовых (законодательных) рисков. Как, правило, в связи с этим, на практике предлагают использовать следующие защитные оговорки:

— после заключения договора, применимое право будет использоваться в том состоянии, в котором оно было на момент заключения договора (то есть, все последующие изменения в законодательстве страны-заемщика не будут затрагивать сам договор и правоотношения по нему;

— исполнения вне зависимости от изменений в законодательстве (то есть, заемщик обязуется выполнить свои обязательства по договору вне зависимости от последующих изменений национального законодательства).

Действенность данных оговорок обычно невысока, поскольку признание или непризнание возможности их осуществления зависит от норм самого применимого права.

Когда выбирается применимое право третьей страны, то такой выбор может быть обусловлен степенью либеральности валютного, банковского и гражданского законодательства, эффективностью судебной защиты, исполнения судебных решений и рядом иных факторов.

Если используется право третьей страны, то это, как правило, право финансового рынка с разработанными саморегулируемыми организациями детальными правилами совершения сделок.

Если стороны не избрали применимое право, а суд не руководствовался принципами наличия подразумеваемого выбора или наиболее тесной связи, используются традиционные коллизионные привязки. Эти привязки распределяются следующим образом:

— коллизионные привязки, которые касаются непосредственно кредитных сделок и указывают на право страны места нахождения кредитора, как на право, применимое к кредитному договору (характерно для права стран СНГ, в том числе России (пп.8, п.3, ст.1211 ГК РФ), Китая, некоторых стран Восточной Европы и Балтии);

— коллизионные привязки общего характера (используются применительно к международному кредитному соглашению) среди которых:

1) lex loci solutionis — как право страны, где международная кредитная сделка подлежит исполнению (то есть, осуществлен возврат кредита банку, включая время и способ платежа);

2) lex rei sitae — как право страны, где находится обеспечение кредита;

3) lex monetae — как право страны, в чьей валюте предоставлен кредит, включая определение обменного курса. Если же судом выносится решение о платеже в национальной валюте в эквиваленте валюты кредита, то применимым правом является право страны суда (lex fori).

Предоставляемые валютные кредиты обычно подчинены английскому праву в силу использования стандартной кредитной документации, разработанной LMA (Loan market association — Ассоциация кредитного рынка). Стандартные формы кредитных соглашений LMA содержат набор «жестких» условий (hard provisions) и мягких (soft provisions) условий. Первые определяют основные понятия, порядок уплаты процентов, закрепляют права и обязанности сторон, регулируют вопросы выбора применимого права. Если стороны договариваются об использовании форм соглашений LMA, «жесткие» условия не могут быть изменены, а «мягкие» определяются сторонами с учетом особенностей кредитной сделки.

Международное кредитное соглашение. Под международным кредитным соглашением (international loan agreement) (далее — МКС), понимается соглашение, предусматривающее предоставление кредита в денежной форме на среднесрочной или долгосрочной основе банком-кредитором заемщику — коммерческой организации.

На этапе заключения международного кредитного соглашения и его вступления в силу выбирается место заключения МКС и места вступления его в силу. В отношении применимого права это имеет значение с точки зрения формы и порядка заключения соглашения, порядка налогообложения, установления подсудности и иных вопросов. До того как МКС вступило в силу, его вступление в силу зависит от выполнения заемщиком до начала предоставления кредита, так называемых, предварительных условий (conditions precedent). В их число, как правило, входит предоставление заемщиком документов о корпоративном статусе, которые подтверждают финансовое положение заемщика, заключение договоров обеспечения, так же получение юридических заключений.

Согласно кредитной документации LMA кредитное соглашение может быть обязывающим кредитора (committed facility) или не обязывающим кредитора (uncommitted facility). В случае обязывающего кредитного соглашения обязательства кредитора по предоставлению кредита, в том числе частями, обычно обусловлены соблюдением заемщиком предварительных условий.

Местом предоставления кредита при трансвалютных кредитных сделках является банковский счет заемщика, открытый в стране, в чьей валюте предоставляется кредит.

В зависимости от своей цели условия международного кредитного соглашения могут быть подразделены на:

1) охранительные — в отношении прав кредитора;

2) ограничительные — в отношении прав заемщика.

Охранительные условия могут быть следующими:

— о пропорциональном обеспечении (цель — поставить всех необеспеченных кредиторов одной очереди в равное положение (на момент признания должника неплатежеспособным)),

— о пропорциональной компенсации,

— о расчете экономических показателей.

Ограничительные условия проявляются в следующем:

— в запрете залога (negative pledge clause), (это условие применяется в ограничительной степени (то есть не полный запрет), то есть ограничивает предоставление заемщиком обеспечения какому-либо одному кредитору в ущерб интересам остальных);

— в ограничении права заемщика на реорганизацию;

— в запрете на распоряжение имуществом;

— в ограничении распределения прибыли;

— в ограничении передачи прав и обязанностей по кредитному договору.

Исполнение заемщиком своих обязательств, местом возврата кредита является корреспондентский счет банка-кредитора, открытый в стране, в чьей валюте предоставляется кредит. Выбирая место исполнения, стороны руководствуются не только целями снижения валютных и курсовых рисков, но для них так же имеет значение установление применимого права. Поскольку во многих правовых системах место платежа считается и местом исполнения обязательства, в связи с чем, при использовании lex loci solutionis, применимым правом будет являться право места совершения платежа.

Вывод. По данной главе представляется необходимым сделать общий вывод, чтобы дать стройную, логичную и лаконичную картину взаимодействия различных механизмов, элементов и правовых формул финансового посредничества в сделках по слияниям и поглощениям. Финансирование сделок по слияниям и поглощениям посредством использования заемных средств (долговое финансирование), акционерного капитала (долевое), либо путем смешанного финансирования является, на первый взгляд, чисто финансовым аспектом M&A сделок. Но процессы, описываемые в данной главе, их механизм, имеют еще и правовые регуляторы, которые ощутимо влияют на выбор того или иного способа финансирования.

Финансирование трансграничных сделок по слияниям и поглощениям может осуществляться, как путем секьюритизированных, так и путем несекьюритизированных кредитов. Так же кредиты могут быть структурированными и неструктурированными, в зависимости от того, какой вид финансирования на данном этапе предпочтительнее для заемщика. Здесь следует напомнить, что под неструктурированным видом финансирования понимается, как правило, услуга по заемному (долговому) финансированию, оказываемая финансово-кредитным институтом, в группу с которым в данном случае не привлекаются ни внешние инвесторы, ни другие вспомогательные компании.

Различия долгового (заемного) финансирования и финансирования с помощью акционерного капитала (долевого) проявляются в следующем: при заемном финансировании у кредитора появляется право требования возврата предоставленных средств и процентов за пользование ими, при долевом финансировании кредитор имеет право на участие в управлении и на часть прибыли компании. Смешанное финансирование сочетает в себе и то и другое. С правовой точки зрения общим здесь является то, что практически в каждой разновидности финансирования встречаются секьюритизированные механизмы, что влечет за собой, как правило, услуги по размещению ценных бумаг и очень часто выход на публичный рынок ценных бумаг. Услуги по размещению ценных бумаг с гарантией, специфический инструмент, сопровождающий большинство сделок по слиянию и поглощению. Во многих инвестиционных банках США есть специальные отделы по андеррайтингу и M&A сделкам. В России институт андеррайтинга существует, как элемент деятельности брокера, но в законодательстве ни определения андеррайтинга, ни, тем более, регламентации деятельности андеррайтеров не существует.

Самым перспективным со всех точек зрения, особенно, для крупных компаний, является финансирование с помощью выпуска еврооблигаций. Наиболее предпочтительным, в данном случае является право США или право Европейского Союза. Из несекьюритизированных способов финансирования M&A сделок очень интересен финансовый лизинг, особенно в случае с лизингом имущественного комплекса, что предполагает возможность приобретения контроля над компаниями, основными активами которых являются здания, строения, сооружения (например, заводы и фабрики). Выкуп компании посредством LBO — то есть выкуп компании посредством долгового финансирования с помощью крупного кредита. Особенностью LBO является то, что в залог компания, осуществляющая поглощение, «оставляет» активы приобретаемой компании.

Важным аспектом при заключении кредитного соглашения (в большинстве сделок по финансированию слияний и поглощений центральным будет кредитный договор), является вопрос применимого права. Современной тенденцией можно назвать выбор права третьей стороны, так как сочетание в кредитных договорах нескольких законодательных сфер (ценные бумаги, инвестиции, банковская деятельность) делает предпочтительным право наиболее либеральной, удобной и развитой в правовом отношении юрисдикции. Наиболее частый выбор применимого права — английское право, либо право США.

Это интересно:  Договор перемены лиц в обязательстве

Неисполнение обязательств: гражданско-правовое нарушение или мошенничество?

Анатолий Савченко, судья в отставке,
доцент кафедры конституционного и административного права
Южно-Уральского государственного университета (г. Челябинск)

Сложно даже представить гражданско-правовой спор, в котором одной из сторон выступает лицо, похитившее имущество, требуя признать хищение сделкой ввиду того, что им приняты меры к полному возмещению вреда. Между тем обратная ситуация вполне реальна и имеет место на практике. Как бы парадоксально это ни звучало, неисполнение обязательств по гражданско-правовому договору при наличии определенных обстоятельств может быть квалифицировано судом как экономическое преступление.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо 1 .

В ст. 1 Протокола № 4 от 16.09.63 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. сформулирована норма международного права, в соответствии с которой «никто не может быть лишен свободы лишь на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо контрактное обязательство».

Насколько обеспечивается действие этой нормы в России и как правильно разграничить неисполнение договорных обязательств и преступление в сфере экономики?

Позиция Верховного Суда РФ

К сожалению, Верховный Суд РФ ни в одном из своих разъяснений, имеющих целью обеспечение правильного и единообразного применения судами норм уголовного права, не дает четких ответов по давно назревшей в правоприменении проблеме, касающейся права субъекта гражданско-правовых отношений не быть лишенным свободы в связи с невыполнением какого-либо обязательства. Стоит особо подчеркнуть, что речь идет об обязательстве, которое сторона принимает в силу договора. В договоре прописаны последствия и конкретные санкции за невыполнение взятого обязательства, применяемые в порядке гражданского судопроизводства, в ресурсе которого имеются механизмы восстановления нарушенного права и понуждения недобросовестного участника исполнить обязательства.

Лишь отчасти оценка рассматриваемой проблеме дана в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.07 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Как указано в абз. 2 п. 3 данного постановления, «злоупотребление доверием при мошенничестве также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства)».

Согласно п. 5 постановления, в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии умысла, направленного на хищение, по мнению Пленума ВС РФ, могут свидетельствовать следующие обстоятельства: заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

В то же время Пленум ВС РФ указывает, что упомянутые обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

Реалии практики

Если проанализировать рекомендации Пленума ВС РФ, получается, что умысел на хищение определяется лишь фактом неисполнения обязательства.

Определение наличия умысла основывается на умозаключении следователя о фиктивности гражданско-правового обязательства. Стало быть, договор ревизируется должностным лицом, практикующим в области уголовного процесса, вне рамок гражданского судопроизводства и без соответствующих полномочий. Вся процедура гражданского судопроизводства (признания судом конкретной сделки мнимой) заменяется суждением следователя, сформулированным в одном слове «якобы» («якобы для исполнения договора»). В результате наличие умысла на мошенничество в действиях недобросовестного участника гражданско-правовой сделки является уже «заданным параметром» для судьи, который рассматривает обоснованность предъявленного обвинения в мошенничестве.

При таком подходе к усмотрению умысла на мошенничество перечень обстоятельств, свидетельствующих о преступных
намерениях участника гражданско-правового договора, может расширяться до бесконечности, а вся процедура разбирательства уголовного дела сводится к формальности с предсказуемым результатом — обвинительным приговором.

Так, например, на практике об умысле на мошенничество может свидетельствовать и частичное исполнение обязательств по договору. Это обстоятельство суд расценивает как создание видимости исполнения обязательств, без намерения его исполнить. Кстати, в правоприменительной практике такой подход имеет место.

> Л. была осуждена за мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и приговорена к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3,5 года, а также штрафу в размере 50 тыс. руб. Обстоятельства совершения ею преступления в приговоре изложены следующим образом.

В феврале – марте 2005 г. Л. узнала, что у ООО «А» имеется транспортное средство, предназначенное для продажи, и у нее возник умысел на хищение данного транспортного средства. Реализуя свой преступный умысел, Л. заявила представителям ООО «А» о намерении приобрести данное транспортное средство на условиях отсрочки платежа, в то время как фактически не собиралась оплачивать его. Тем самым Л. вводила в заблуждение представителей ООО «А» относительно добросовестности своих намерений.

Далее, желая придать своим действиям вид совершения гражданско-правовой сделки, пользуясь служебным положением, Л. 13.04.05 заключила от имени ООО «Э», учредителем и директором которого она являлась с 26.06.2000, договор купли-продажи. По условиям этого договора ООО «А» продало, а ООО «Э» купило транспортное средство за 1,5 млн руб. с рассрочкой платежа (350 тыс. руб. — не позднее 3 дней после подписания договора, 1 млн 150 тыс. руб. — не позднее 120 дней с момента подписания договора).

После получения 21.04.05 по акту приема-передачи транспортного средства Л., осуществляя свой преступный умысел, направленный на незаконное завладение» транспортным средством, намеренно, действуя в нарушение условий п. 2.1.2 договора купли-продажи, 05.05.05 произвела его госрегистрацию на свое имя.

Похищенным транспортным средством Л. распорядилась по своему усмотрению, передав его 06.05.05 в качестве залога ОАО «Уралпромбанк» и причинив тем самым ООО «А» материальный ущерб в сумме 1 млн 150 тыс. руб.

Как следует из мотивировочной части приговора, исполнение договора в части (в мае 2005 г. ООО «Э» перечислило на счет ООО «А» в счет погашения задолженности 150 тыс. руб.) не может свидетельствовать о намерении Л. исполнить условия договора, а подтверждает наличие у нее умысла ввести представителей ООО «А» в заблуждение относительно истинности своих намерений, о чем свидетельствуют последующие действия подсудимой, а также то, что оплата была произведена в сумме значительно меньшей, чем предусмотрено договором, и в нарушение установленного срока.

Суд также отметил, что Л. на протяжении двух лет (с 2005 г. до момента вынесения приговора в 2007 г.), являясь директором ООО «Э», не предприняла мер к погашению задолженности перед ООО «А», хотя такая возможность у ООО имелась багодаря средствам, полученным по договору о кредитной линии. На требование ООО «А» возвратить транспортное средство Л. никаких мер по замене залогового имущества в банке либо досрочному погашению задолженности по кредиту не предпринимала, длительное время вводила в заблуждение представителей ООО «А» относительно своих намерений по поводу исполнения условий договора. Данные обстоятельства, по мнению суда, также свидетельствуют об умысле подсудимой на мошенничество 2 .

Точка зрения автора

Как представляется, приведенный пример судебной практики демонстрирует неправильный подход к квалификации мошенничества.

Не вносят ясности в вопросы разграничения экономических преступлений и неисполнения обязательств по договору и вышеприведенные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ.

Во-первых, в них не содержится четких критериев такого разграничения.

Во-вторых, не дается оценка действиям должностных лиц органов предварительного расследования, которые игнорируют процедуру гражданского судопроизводства по рассмотрению спора сторон по договору, заменяя в данном случае суд.

В-третьих, при ориентировании судов на единообразное применение закона, не анализируется норма международного права о запрете лишения свободы лица на том основании, что данное лицо не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство.

На наш взгляд, невыполнение обязательств по гражданско-правовому договору (в котором стороны выступают под своим именем) в принципе нельзя квалифицировать как мошенничество, так как в данном случае отсутствует противоправность завладения чужим имуществом. Имущество передается одной стороной другой стороне по договору с определенными условиями и, если эти условия не выполняются, то у стороны, передавшей имущество, имеется возможность восстановить свои нарушенные права путем обращения в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Основанием уголовной ответственности, в соответствии с положениями ст. 8 УК РФ, является совершение деяния, содержащего все признаки преступления, предусмотренного УК РФ.

В примечании к ст. 158 «Кража» УК РФ дано понятие хищения: совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Таким образом, различия между невыполнением договорных обязательств и хищением налицо: при совершении хищения вор, преследуя корыстную цель, не берет на себя каких-либо обязательств перед собственником похищаемого имущества.

Наша позиция относительно возможности квалификации неисполнения договорных обязательств как мошенничества сводится к следующему:

1. Спор по гражданско-правовому договору о неисполнении или неполном исполнении либо недействительности сделки между сторонами, заключившими договор от своего имени, во всех случаях должен разрешаться в порядке гражданского судопроизводства, поскольку иной формы разрешения такого спора не существует.

2. Только после разрешения спора в порядке гражданского судопроизводства сторона может обратиться в правоохранительные органы с заявлением о преступлении и это обращение должно рассматриваться в порядке ст. 144–145 УПК РФ, регламентирующих рассмотрение сообщения о преступлении.

Комментарий

Роман Новиков, старший следователь 2-го отдела Следственной части ГСУ при ГУВД г. Москвы:

— Заявления от организаций о принятии мер в отношении недобросовестных партнеров встречаются достаточно часто. Примерно 15 процентов из таких сообщений не имеют под собой оснований для возбуждения уголовного дела. Но надо иметь в виду, что мы — следственный орган и до нас доходят, как правило, уже проверенные оперативниками материалы, поэтому чаще всего они имеют признаки состава преступления по ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

Большинство заявлений от предпринимателей связано с тем, что контрагент не исполнил свои обязательства по договору. Отказывать в возбуждении дела приходится, когда в действиях контрагента нет никакого умысла на хищение средств. Например, иногда в связи с резкими изменениями курсов валют компания считает, что контрагент должен больше. При проверке выясняется, что сумма сделки в договоре четко оговорена в рублях. Случается, что компания обвиняет партнера в том, что он не поставил товар, не отплатил или не оказал услугу, притом что крайний срок исполнения всех обязательств контрагентом, указанный в договоре, еще не наступил.

Уголовная ответственность за невыполнение обязательств по договору возможна, когда есть признаки обмана. Например, если после получения от партнера денег за товар компания-продавец не предпринимает никаких действий, чтобы осуществить поставку (переводит быстро деньги на счета фирм-«однодневок», исчезает из поля, зрения, не признает свои обязательства), либо когда обнаруживается, что в документы, сопровождающие сделку, одна из сторон внесла ложные сведения.

Достаточно много заявлений поступает от собственников бизнеса (учредителей, участников ООО, акционеров АО) о том, что исполнительный орган, чаще всего генеральный директор, причинил своими действиями вред интересам компании и самого владельца. В этих случаях о признаках мошенничества можно говорить, например, когда гендиректор совершает крупные сделки, невыгодные или не очень прибыльные для компании, без согласия собственников, которое обязательно в ряде случаев в силу учредительных документов и закона. При этом может выясниться, что сделки заключены с подконтрольной гендиректору организацией, которую контролируют его близкие или знакомые.

1 См. абз. 4 п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.03 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

Это интересно:  Договор на оказание консультационных юридических услуг

2 Приговор Советского районного суда г. Челябинска от 07.03.07 в отношении Л. Уголовное дело № 1-39/07.

Мошенничество при оформлении договора займа

Оформление договора займа – действие весьма сложное и рискованное. Ведь вы рискуете не только столкнуться с долгами и штрафами в случае просрочки выплат, но и с мошенниками, для которых кредитная банковская сфера – огромное пространство для действия.

Мошенничество при оформлении договора кредитования – преступление весьма распространенное. При этом им могут заниматься как отдельные преступники, так и небольших микрозаймовые организации. Кроме того, на мошенничестве так же периодически попадаются даже крупные банки. В связи с этим стоит знать, чего опасаться, и уметь противозаконным действиям противостоять. В этой статье мы расскажем, какие существуют виды мошенничества с займами и кредитами, а так же укажем на службы, в которых вам смогут помочь если вы станете жертвами данного преступления.

Каких видов мошенничества с займами стоит опасаться?

Преступления, связанные с мошенническими действиями, крайне разнообразны. Это мешает выделить какую – то универсальную схему для защиты от них. Ведь творческий подход и изобретательность, примененные с целью обмана, могут создать такие схемы мошенничества, о которых пострадавший догадается только тогда, когда что – то предпринимать будет уже поздно.

Однако это не значит, что каждый случай мошенничества уникален. Есть несколько схем, которые позволяют обманывать граждан массово. Большая их часть основана на изменении условий договора или на простой игре на невнимательности или желании нажиться. Рассмотрим популярные виды мошенничества с применением договоров займа.

  • Использование личного кабинета для оформления различных кредитов. С развитием технологий личный кабинет каждого владельца счета или банковской карты дополнился десятками полезных и не очень услуг. Теперь можно провести практически любую операцию через компьютер или телефон. Так что если ваши данные каким – то образом попадут к злоумышленникам, то он сможет оформить заем и без ваших бумаг. Лучший вариант избежать такого развития событий – просто не рассказывать никому ваши данные и периодически менять их;
  • Использование ксерокопии паспорта. Мошенники, раздобыв ксерокопию вашего паспорта, могут оформить заем в организациях, специализирующихся на микрокредитах. В этом случае имеет место не только факт мошенничества, но и нарушение правил кредитования. К счастью, такой договор очень легко оспорить в суде. Основная сложность заключается в том, что факт того, что на вас оформлен заем и по нему скопились долги, станет для вас известным только со слов коллекторов;
  • Требование предоплаты за оформление договора займа. Следует помнить, что практика кредитования не приветствует никаких предоплат. Кроме того, она даже старается их избегать с целью привлечения большего числа клиентов и создания более приятных условий оформления займа. Поэтому если вы столкнулись с необходимостью внести предоплату для заключения договора, то обязательно проверьте вашего потенциального кредитора;
  • Требование оформить залог. Порой вам может поступить требование при оформлении займа что – то заложить. Как правило, в залог просят оставить авто, недвижимость или какие – то материальные ценности. Не стоит соглашаться на оформление займа на таких условиях если у вас имеются хоть какие – то сомнения в кредиторе – мошенничество с залоговым имуществом является самым распространенным и при этом самым опасным для потерпевшего;
  • Подмена договоров, внесение изменений без ведома заемщика. Самый грубый из всех видов мошенничества. Его суть заключается даже не в обмане клиента, а в простом использовании невнимательности заемщиков или подделке документов. Принцип работы прост – клиенту дают на подпись один документ, а потом заменяют его другим и требуют денег по условиям поддельного договора;
  • Мелкий шрифт. Использование так называемого “мелкого шрифта” нельзя назвать полноценным обманом. Это, опять же, является уловкой, направленной против невнимательных клиентов. “Мелким шрифтом” можно назвать различные приписки, дополнения, ссылки на сторонние документы, которые неподготовленный человек может не заметить. Еще раз укажем на то, что использование таких хитростей не может быть признано в полной мере мошенничеством, и бороться с ним очень сложно.

Как избежать мошенничества при оформлении договора?

Хоть мошенничество с договорами займа и распространено достаточно широко, бороться с ним очень просто. Все, что нужно – внимательно читать абсолютно все подписываемые вами договора. При этом не стесняйтесь быть дотошными и даже в некоторой степени надоедливыми. Помните самую важную вещь – оформляя договор займа, вы являетесь клиентом и, как следствие, второй стороной, участвующей в договоре. И это дает вам все права на изучение предлагаемого вам на подпись текста.

Стоит учесть, что договор кредитования – не единственное уязвимое место. Стоит так же обращать внимание на все дополнительные сопутствующие договора и документы (например, на договор страхования по кредиту). Всегда уточняйте наличие сопутствующих бумаг и договоров, а так же ищите их упоминание в бумагах на подпись. И, конечно же, помимо оригинала договора всегда изучайте вашу собственную копию договора.

Если вам все таки не посчастливилось стать жертвой обмана, то не бойтесь защищать себя с помощью полиции, суда, ФАС или Центрального Банка. Все эти государственные учреждения помогут вам защитить свои интересы. При сотрудничестве с ними обязательно четко описывайте вашу позицию и прилагайте все имеющиеся у вас бумаги.

Самое последнее, что следует помнить – подходите к составлению и подписанию договора займа максимально тщательно. Работайте только с проверенными кредитными организациями, не бросайтесь на слишком выгодные предложения, старайтесь избегать контор и банков, которые ранее были замечены даже в незначительных случаях мошенничества. Ведь самый точный и действенный принцип при выборе кредитора – “Если что то кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой, то скорее всего так оно и есть”.

Что делать, если вы стали жертвой мошенников?

Итак, предположим худший итог – вы все таки стали жертвой обмана или манипуляций с договорами. В этом случае остается только одно – защищать себя всеми возможными методами. Их не так уж и много, но они достаточно универсальны.

Первый способ защитить себя – подать заявление в полицию. Мошенничество – уголовно наказуемое преступление, и именно полиция должна им заниматься в первую очередь. В связи с этим если вы стали жертвой обмана со стороны мошенника, а не банка, то именно полиция будет максимально эффективна. Кроме того, в неё так же можно обратиться, если вы поймали злоумышленника при выполнении самих мошеннических действий и еще не понесли никакого ущерба.

Вторая инстанция, в которую вам стоит обратиться – Центральный Банк Российской Федерации. ЦБ РФ – организация, призванная осуществлять контроль за банковской деятельностью. Если именно банк был уличен в обмане, то ЦБ РФ сможет наиболее быстро и эффективно принять соответствующие меры. Обратиться в эту организацию можно, посетив ближайшее отделение или же направив заказное письмо.

Федеральная Антимонопольная Служба (ФАС) так же занимается нарушениями в сфере финансов. Она так же будет полезна в том случае, если банк намеренно совершил нарушение с целью наживы. Его работа больше напоминает работу прокуратуры – мошенничество рассматривается в первую очередь как преступление, а не как нарушение правил банковской деятельности. Обращение в эту службу будет значительно эффективней, чем в ЦБ РФ, но при этом у вас должны быть веские основания и доказательства.

Последняя, самая действенная инстанция – суд. При подаче иска в суд не будет иметь особого значения в том, виноват ли обычный мошенник или преступление совершил банк – в любом случае будет проведена проверка законности договора займа и сопровождающих его операций. Обращение в суд так же наиболее эффективно если вы уже пострадали материально в значительной степени или если ваша ситуация по своему уникальна.

Статья написана по материалам сайтов: urbc.ru, spmag.ru, studbooks.net, www.audit-it.ru, kreditadvo.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector